03.12.2012 | 18:53

«Большой балет» стал для уральских танцовщиков «эскалатором, бегущим навстречу

Завершился большой праздник балета. В течение двух месяцев 13 танцовщиков, 13 хореографов, 13 членов жюри держали в напряжении зрителей телеканала «Культура»: кто победит? В минувшее воскресенье на гала-концерте, в котором, помимо конкурсантов, приняли участие ещё и 13 приглашённых звёзд балета, были объявлены итоги: «Большой балет» вручил два (!) гран-при — дуэтам из Большого театра и из Пермского оперного. Уральские танцовщики Андрей Сорокин и Лариса Люшина заняли 12-е и 13-е места.

Мнения уральцев, болевших за земляков, разделились на прямо противоположные. Одни, приходя на спектакли Екатеринбургского оперного, отыскивали в портретной галерее театра фото Ларисы и Андрея и с искренним уважением шептали: «Это наши — с «Большого балета»! Другие жаждали расправы: раз занимают последние места в конкурсе — уволить из труппы. Смешно слушать, ей-богу! Если с таким радикализмом относиться ко всем профессиональным соревнованиям, то не-лидеров конкурса «Славим человека труда» надо четвертовать, а стабильно проигрывающий «Автомобилист» поставить к стенке или лишить гражданства (надеюсь, у читателей хватит чувства юмора отнестись к аналогиям с пониманием).

«ОГ» еженедельно сообщала читателям результаты каждого тура «Большого балета», переживала за невысокие рейтинги уральской пары, но не поддавалась на предложения доброхотов «раздолбать проигрывающих». Балет — не спорт. И уж тем более не «война на поражение».

К тому же мы знали то, о чём иные зрители и не догадывались: все шесть туров «Большого балета» были записаны заранее, с 15 по 23 июля. За девять дней. И к началу конкурса в эфире ребята уже знали свой результат (но, как и все участники, дали подписку о неразглашении). ТВ растянуло для зрителей шоу на два месяца, а потому и нам не следовало развенчивать интригу. Причины же такого результата уральцев были очевидны.

Для тех, кто в сердцах негодовал, «мол, надо было послать на конкурс от Урала более опытную пару», сообщу: у конкурса были достаточно жёсткие возрастные рамки, в которые попадали именно Лариса Люшина и Андрей Сорокин. И танцовщики, и художественный руководитель Екатеринбургского балета Вячеслав Самодуров, и театр понимали весь риск. Оба танцовщика в труппе — около года, к сольным партиям только подступают, а самое главное — до конкурса они не танцевали дуэтом (остальные участники в своих театрах — уже сложившиеся пары). И всё-таки невозможно было не использовать шанс «Большого балета», даже при том, что именно на дни подготовки и записи конкурсных туров в Москве выпадала... свадьба Ларисы Люшиной. Документы в загс были давно поданы, и «Перенести, конечно, нельзя...» — не столько спросил, сколько констатировал, узнав о свадьбе, В.Самодуров. Но именно эту пару он видел перспективной для участия в телевизионном балетном конкурсе. Именно на них, специально для проекта, поставил сложный, на вырост, номер «Пассакалия».

Они рискнули. И с честью, несмотря на невысокие баллы, выдерживали ежедневный конкурсный напряг. Урок, репетиция, репетиция в студии «Мосфильма» по свету, съёмка, снова — репетиция до 11 часов вечера, но уже номера на следующий тур. А с утра — всё по новой. Даже когда организаторы конкурса устроили для участников два выходных дня, они продолжали репетировать, осваивать и шлифовать новые для них номера. По девять часов в день. А когда Лариса улетела на свадьбу, Андрей продолжал репетировать в одиночку. «Одному, правда, репетировать труднее, — смеётся он сейчас. — Конкурс и так напоминал эскалатор, который бежит тебе навстречу, и надо превысить его скорость, его сопротивление, чтобы продвигаться вперёд».

Кто смотрел все выпуски «Большого балета», знает: 13 участников — хоть и красивое для шоу число, но... вынужденное. Планировалось участие семи дуэтов. Одна из солисток московского театра «сошла с дистанции» ещё до начала конкурса, на стадии его подготовки. Быть избранником беспрецедентного, первого в России шоу-конкурса оказалось непросто. Уральцы выдержали. И получили за девять дней одного года уроки, на которые в театре обычно уходят годы. Молодость преходяща. А неопытность им помогали преодолевать их худрук Вячеслав Самодуров, который мудро «не пришпоривал коней», бывшая прима столичного театра Любовь Кунакова (она репетировала с ними номер из «Ромео и Джульетты») и члены жюри. Самый главный совет мэтров балета, который Лариса и Андрей вынесли с конкурса, — по духовной наполненности образов. Ну, а это дело наживное.

«Большой балет», признаются, на какое-то время опустошил их. Андрей, вернувшись домой, проспал... 17 часов подряд. У Ларисы, отправившейся с мужем в Новосибирск к родителям, не было сил и желания ни на какие новые впечатления — даже просто смотреть из окна. Но, как и всем участникам конкурса (их впечатления — в интернете, на балетном форуме), эти девять дней запомнятся Ларисе и Андрею навсегда. «Большой балет» заставил их иначе взглянуть на профессию.

Мнение

Вячеслав Самодуров, экс-премьер Мариинки и Королевского балета Ковент-Гарден, художественный руководитель балета Екатеринбургского оперного театра:

—Не надо слишком серьёзно относиться к результатам «Большого балета». Это всё-таки шоу. А в нём любая иерархия и рейтинг достаточно субъективны.

Нисколько не сожалею об участии Ларисы и Андрея в проекте. Напротив — рад: возможность для артистов провинциальных театров посоревноваться с премьерами театров столичных — большая удача. Да ещё в таких экстремальных условиях: каждый день — новый тур конкурса. Ни мне, ни кому-либо из членов жюри (а это люди выдающиеся) никогда не приходилось быть под таким «творческим прессингом». Уж поверьте! И ребята показали, что они — настоящие бойцы.

Наш дуэт ехал на «Большой балет» не выигрывать, а учиться. Лариса и Андрей ещё очень молоды и в сравнении с другими участниками конкурса малоопытны. До «Большого балета» они жили только в нашем творческом мире, точнее — мирке. Теперь увидели: горизонты гораздо дальше, чем казались прежде. Они примерили на себя новые роли, хореографию разных балетмейстеров. Поняли, что балет — это не только хореография, но и личность артиста. Узнали мировые стандарты и требования к танцовщикам. И уже сегодня, по возвращению, очевиден на сцене их творческий рост.

Кроме того, участие солистов Екатеринбургского театра оперы и балета поставило и сам театр на мировую карту в нашем жанре. К «Большому балету» — международный интерес. После проекта в мире балета узнают теперь и наш театр. Разве плохо, когда об уральском театре говорят по Би-би-си? Мы должны знать мировой контекст и своё положение в нём.

http://www.oblgazeta.ru/culture/4781/