30.11.2012 | 23:54

Итоги литературного года - на ярмарке интеллектуальной литературы Non/Fiction

Море, образованное миллионами наименований современной литературы для интеллектуалов и той, что проверена временем, почти безбрежно. Но на несколько дней у его края зажёгся своеобразный маяк. В Москве работает четырнадцатая международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/Fiction. Около трёх сотен издательств из 17 стран предлагают просвещённой публике свои ориентиры. Здесь же подводятся итоги литературного года. Рассказывают «Новости культуры».

У стенда Музея Востока – Евгений Поспелов. Поэт представляет свою философскую лирику – размышления о внутреннем мире человека. Здесь и «Мост через океан», переведённый на английский три года назад и «Восточные врата», книгу вот-вот выпустят в Китае.

«Интеллектуальное общество, оно, безусловно, всегда открыто любым культурам, поэтому в любой стране достаточное количество людей, которые интересуются всем, что происходит в мире на культурном срезе», – говорит Евгений Поспелов.

Между тем, статистика беспощадна. Конечно, любой образованный человек знает и Тургенева, и Толстого. А как быть современным авторам? Только 5-10 русских изданий в год переводятся за рубежом, например в США. Россия, напротив, ежегодно переводит десятки тысяч зарубежных авторов. Больной вопрос обсудили в рамках ярмарки переводчики, издатели, агенты… Представители института перевода, который был создан в прошлом году, сообщили, что у них есть государственная поддержка и все шансы на продвижение

«В этом году принята финансовая программа поддержки переводов русской литературы в рамках которой мы осуществляем поддержку переводов русской литературы, выплачиваем зарубежным издательствам компенсации их затрат на переводы и таким образом стараемся минимизировать их риски», – рассказывает исполнительный директор Института перевода Евгений Резниченко.

Вопрос в том, какого автора и произведение переводить? Писатель может быть интересен на родине и вызвать равнодушие за рубежом.

«Попробовали итальянцы раскрутить Маринину – не пошла на итальянском рынке, – отмечает переводчик с итальянского, профессор литературного института им. Горького, член союза писателей Евгений Солонович. – Акунин идёт не очень хорошо. Из современных авторов лучше всех, пожалуй, идёт Улицкая, потому что почти каждая книга её выходит в итальянском переводе. Вот сейчас должна выйти книга Прилепина».

Один из самых сложных рынков – британский. Если верить лондонским издателям, на английский рынок сложно попасть не только нашим авторам, но и писателям из других стран. Здесь зачастую всё упирается в возможности сбыта.

«Среди британцев огромный интерес к русской литературе, – говорит издатель Струан Симпсон. – Каждый издатель хочет найти такую книгу, которая наверняка будет иметь успех среди читателей. И переводчики есть хорошие, которые хотят заниматься русской литературой. Должна быть совместная работа, по подбору авторов, язык которых будет хорошо переводиться». 

Чтобы перевести «Год лавины» швейцарца Джованни Орелли переводчику Леониду Харитонову пришлось буквально пробиваться к смыслу слов и выражений, а потому он практически не отходил от автора. Дело в том, что Орелли – уроженец кантона Тичино, а там говорят на швейцарском диалекте итальянского языка. Автор насытил своё произведение не одним выражением этого диалекта.

«Хуже приходится тем, чьи авторы умерли, – считает переводчик. – Я думаю, что им приходится ехать в страну и там опрашивать тех, кто ещё говорит на этом диалекте или как-то списываться с ними, потому что иного выхода просто нет».

Насколько успешно удастся преодолеть трудности перевода и продвижения литературы 14 ярмарка Non/Fiction вряд ли покажет. Но, то что издавать отечественных авторов за рубежом будут больше можно сказать практически наверняка. Non/Fiction – это заранее произведённый, почти естественный отбор. Не по принципу: кто лучше приспособился, – по наполнению.

Новости культуры