27.12.2011 | 09:45

"Сказки Гофмана" на сцене Мариинского театра

В петербургском Мариинском театре премьера – «Сказки Гофмана». Первая и последняя опера Жака Оффенбаха. За дирижерским пультом – маэстро Валерий Гергиев. Постановка Василия Бархатова. Язык – французский. «Сказки» – это только название. Мариинский театр предлагает публике погрузиться в драму человека, который выдумал себе мечту, дал ей женское имя и потерялся в болезненных грезах. В этой версии оперы «Сказки Гофмана» авторский порядок актов, самая полная из всех музыкальных редакций – Мишеля Кайе, а партии всех злодеев, как и задумывал Оффенбах, поет один солист. Рассказывают «Новости культуры».

Эта оперная премьера – новогодний подарок для питерской публики. В Мариинке она – первая в сезоне. Потому отношение к «Сказкам Гофмана» – особое. По мнению худрука Валерия Гергиева, последнее творение композитора Оффенбаха станет удачным пополнением театрального репертуара в преддверии открытия второй сцены Мариинского театра.

«Мы в большом уже репертуаре за последние многие сезоны себя пробовали – это и русские и европейские оперы, не только французских или итальянских композиторов, но и чешские оперы, Шимановского, Бриттена оперы, – рассказывает Гергиев. – Так что сейчас я считаю вполне естественным такое обращение к сказкам Гофмана».

На эту постановку молодого режиссера Василия Бархатова вдохновили сразу несколько культовых картин – «Сияние» Стенли Кубрика, «Игры разума» Рона Ховарда. Фильмы – о людях, для которых воображаемые фантазии заменили реальность.

«Гофман – именно такой человек, он жил тройной жизнью: днем – чиновник судейский, вечером – пил в кабачке, а ночью – писал свои произведения, – говорит Василий Бархатов. – Говорят, что именно такой образ жизни его и погубил».

Гофман влюблен в девушку из соседнего дома. Не зная даже имени, он следит за ней из окна, фотографирует. Это – отголоски ленты «Соседка» Франсуа Трюффо. Но Гофману тайной жизни мало, он создает в своем воображении целый мир, переживает сразу три захватывающих истории любви. Первая - «Олимпия 3000» - виртуальный симулятор. Влюбленный Гофман становится марионеткой в руках ученых, пытающихся препарировать его чувство.

Писатель вырывается из плена и находит настоящую любовь. Счастье длится недолго. Его Антония умирает. Тогда Гофман бросается в объятия куртизанки Джульетты. Все действие происходит в комнате писателя. Раздвигаются стены, опускается потолок – но трансформации лишь в сознании Гофмана, все – плод воображения. На идею работают не только декорации, но и костюмы.

«Это не исторические костюмы, это ощущение такого современного Хеллоуина, – рассказывает художник по костюмам Мария Данилова. – Поэтому они немного чудовищные, чумовые, такие сатанинские».

Мариинский театр решил взяться за самую полную из существующих партитур «Сказок Гофмана». Отличия разных вариантов редакций ощутил на себе приглашенный московский тенор, участник проекта телеканала «Культура» «Большая опера» - Олег Полпудин.

«Я послушал только пролог и часть с Олимпией, – рассказывает Олег Полпудин. – Так прикинул – где-то процентов 30 разница есть. Пролог – точно такой же, как у нас. В театре, в Станиславского. А уже в сцене Олимпии начинаются изменения. И еще есть вставной романс небольшой, который у нас не идет».

Солиста столичного театра только вводят в спектакль, возможно еще одного Гофмана он споет на питерской сцене - уже в январе. Пока же разбирается с режиссерским видением истории немецкого сказочника.

Мечтатель и фантазер, Гофман в итоге разочаровывается в любви. Режиссер Василий Бархатов предлагает ему два выхода – излить бесконечную боль на бумаге, обрести славу и известность, либо – выбрать жизнь незаметного клерка и навсегда забыть о сказочных фантазиях. Мечтать или не мечтать главному герою – выбирает зритель.

Читайте также: 

«Сказки Гофмана» Жака Оффенбаха – премьера Мариинского театра