28.12.2011 | 10:16

В Международный день кино российский кинематограф подводит итоги года

Сегодня отмечается Международный день кино. Именно 28 декабря 1895 года в Париже состоялся первый публичный сеанс синематографа братьев Люмьер. Тогда «движущиеся картинки» символизировали торжество технического гения. Теперь от «важнейшего из всех искусств» ждут и других прорывов. Кинокритики отмечают – российское кино в 2011-м году вновь заявило о себе в мире, при этом в отечественном прокате оказалось более половины зарубежных картин. «Общий баланс» киногода подводят «Новости культуры».

В 2011-ом отечественный кинематограф взлетал, падал, и почти не скандалил – силы были брошены на другое. Взять цитадель российского проката. Весь год наши фильмы теряли отечественного зрителя и завоевывали зарубежного фестивального, проваливались на родных экранах и выходили на мировую арену.

Первым на охоту вышел Александр Миндадзе, промахнулся, немецкого медведя Россия не взяла. Берлинале еще больше утонул в политике, своим героем провозгласил Иран, и не понял этих странных русских – какие свадьбы, когда взрывается Чернобыль.

«Уж насколько это близко, или не близко западной публике, это интересно, но это проблема этой публики», – говорит Миндадзе.

Когда Миндадзе сам сел в судейское кресло – «Кинотавр» заностальгировал. На фестивале нового кино лучшим стало ретро, снятое 20 лет назад черно-белое «Безразличие». Сочи умилились роскошной шевелюре Федора Бондарчука и его герою Пете, который любит свой «Москвич» с движком от «Запорожца».

От господдержки отечественного производителя кино Бондарчук не отказался. Его и еще шесть продюсерских компаний носят звание «лидер», получают по 250 миллионов государственных рублей. Реформу, запущенную в прошлом году, в этом – все еще активно обсуждали.

«Мы должны создавать равные условия игры для всех участников рынка, – считает режиссер Алексей Герман-младший. – Мы должны говорить об отсутствии в индустрии лоббирования».

О том, кто кому что должен, Герман-младший рассуждал в кругу сторонников. На первый съезд Киносоюза слетелись те, кто не согласен с политикой руководства Союза кинематографистов. В России теперь две киноакадемии, два киносоюза и кино, которое не смотрят.

«Кино должно вернуть доверие зрителя, – говорит исполнительный директор Федерального Фонда социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии Сергей Толстиков. – Вот это доверие можно вернуть не одним фильмом, не двумя, а хотя бы, если 5-8 в год будут иметь какую-то кассу, какой то успех».

В 2011-м фильмы на российские экраны выходили почти каждый день. Наших было мало – 62, пробивались с трудом. Колоссальную часть рынка захватил Голливуд, российский прокат назвали филиалом американского.

«Они сами стали вести себя гораздо агрессивнее – в принципе где-то они уже переходят некие границы такой справедливой конкуренции, потому что российский рынок стал большим», – считает продюсер Сергей Сельянов.

Что для него значит российский рынок, Голливуд показал летом. Внедрился в самый тыл – Московский кинофестиваль открывали «Трансформеры».

Блокбастеры на открытии ММКФ случались, но впервые Москве Голливуд дал мировую премьеру.

«Мы сейчас выходим на топовые позиции по мировому прокату. Мировые премьеры показывают, что Россия оказывается на третьем, на четвертом месте по кассовым сборам голливудского кино, это значит, что наша страна оказалась в фокусе зрения голливудских студий с точки зрения доходности их фильмов», – говорит генеральный директор независимой исследовательской компании Олег Иванов.

Большой куш Россия взяла еще в прошлом году – миллиард долларов кассовых сборов, в этом – за исторический рубеж перевалила.

Канны обнадежили еще больше. Объявили – мировое кино выходит из кризиса, следующие 10 лет будут лучше, чем предыдущие 20. Лазурный берег собрал всех, о чем пожалел, когда приехал фон Триер. Говорящий с космосом вышел из депрессии, показал лучший фильм, разошелся – шутил о немецких корнях, вспоминал нацистов. Ему вступить не дали на красную ковровую дорожку.

«Я хотел бы принести извинения людям, которые могли неправильно понять мои слова, я обидел некоторых людей, – говорит Ларс фон Триер. – Я не хотел причинять боль. Я приношу свои извинения, но я не могу принести свои извинения за то, что я – это я». 

Особым взглядом Канны смотрели «Елену», режиссеру Андрею Звягинцеву вручили спецприз жюри. Один из лучших российских фильмов получил номинацию на европейский Оскар. Но главная в Европе награда ушла «Меланхолии» – Ларс фон Триер, объявленный Каннами персоной нон грата, все-таки взял реванш.

В Венеции стало ясно – нет штуки сильнее, чем «Фауст» Александра Сокурова. Фильм, после которого меняется каждый, говорил председатель жюри Аронофски, вручая России золотого венецианского льва. Сокуров, льва принимая, грустил об истоках – «Ленфильму» маячила приватизация.

«Студия эта сохранилась даже во времена блокады, это национальный политический вопрос, мы не должны терять то, что не потеряли в самые тяжелые годы», – говорит Сокуров.

На защиту «Ленфильма» Сокуров встал с Германом-старшим. Два классика призывали сохранить независимость, спасти студию от поглощения бизнесом. Писали открытые письма, встречались с властями. На Ленфильме новые кадры, судьба решится не раньше весны. А 2011-й вообще рекордсмен по числу открытых воззваний. Тренд задали мультипликаторы. Решились первыми и уже получили – в 2012 на анимацию и детские фильмы предусмотрено полтора миллиарда.

«Начнется самое важное, потому что выделить деньги гораздо проще, чем потом уже договариваться как товарищескому содружеству», – говорит режиссер Юрий Норштейн.

Весь год сборы наших фильмов падали, пока, наконец, не рухнули. За десять месяцев доля российского кино, в общем, бокс-офисе, не дотянула и до 10 процентов. О прошлогодних 17-ти загрустили, но грянул декабрь. Фразу «фильм ничего, хоть и наш» зритель сменил на «спасибо, что наш».

Отечественные фильмы стали взрывать российскую кассу. Хорошие сборы на старте, на финише и Голливуд обогнали, блокбастер с самим Томом Крузом. Миссия под конец года выполнена – цитадель недоверия зашаталась и пала. На укрепление позиций в 2012-м российский кинематограф бросит как минимум 12 масштабных картин.