28.11.2012 | 12:29

Мировые звезды выступили на юбилее Андриса Лиепы

Фамилию «Лиепа» балетоманы узнали не 50 лет назад, когда родился Андрис, а несколько раньше, когда взошла звезда его отца - великолепного Мариса Лиепы. Он и задал тот высочайший уровень мастерства, который сегодня является эталоном для многих. И, в первую очередь, для его сына – Андриса Лиепы. Минувшим вечером на сцене Государственного Кремлевского дворца прошел творческий вечер в честь 50-летия известного танцовщика, хореографа, продюсера и режиссёра. Он и в этот вечер выступил в нескольких ипостасях. Сначала представ перед публикой в образе Шахрияра в балете «Шахерезада». Рассказывают «Новости культуры». 

Едва закончив репетицию, он всё проверяет лично – как выставлен звук, свет. Лишь убедившись, что все готово, уходит, наконец, за кулисы. В гримерной перед зеркалом – снова сам - наносит последние штрихи к образу Шахрияра. Гримироваться – это то, чему с детства Андриса учил отец.

«Это, как своего рода ритуал перед выходом на сцену. Лучше сделать самому грим, потому что все уже из 34 ряда будет видно», - объясняет народный артист России Андрис Лиепа.

Все ряды 6-титысячноого Кремлевского дворца в этот вечер заняты. Знаменитая «Шехерезада», самый первый из восстановленных Андрисом Лиепой балетов Михаила Фокина. Его создавали по крупицам – несколько лет в архивах, старых книгах, музеях искали фотографии, эскизы, зарисовки, все, что хоть как-то могло оживить для современников этот танцевальный шедевр начала прошлого века.

Николай Цискаридзе в этот вечер признается: если б не энтузиазм Лиепы, никогда не согласился бы танцевать партию, которую когда-то у Дягилява исполнял сам Нижинский. Но как отказать танцовщику, хореографу, которым восхищался, еще будучи воспитанником Тбилисского хореографического училища?

«Раньше дневнички такие вели школьники, там опросник, анкета. И вот каждый ребенок, который писал, там было написано, «хочу быть Андрисом Лиепой». Вот Лиепа было в моем детстве - такое имя нарицательное», - рассказывает народный артист России Николай Цискаридзе.

Выход на сцену, говорит Андрис Лиепа, как прыжок с парашюта. Таких «прыжков» он не исполнял уже 7 лет. Наконец, снова решился. Свою роль оценивает скромно, говорит: я всего лишь подыгрываю сестре и Николаю Цискаридзе. Но когда в финальной сцене, словно в греческой трагедии, возденет руки к небу, зал, как и прежде, взорвется аплодисментами. Еще долго не отпустит.

После того, как преподнес подарок зрителям, во втором отделении он уже сам будет получать подарки. От тех, с кем танцевал долгие годы, кого открывал для публики и профессионалов. Людмилу Коновалову, например, иностранные хореографы заметили именно после номеров, поставленных Лиепой. Теперь она – прима Венского балета.

«Он так заряжает энергией, и всегда останавливает репетицию, тебе кажется, что у тебя еще столько сил. А уходишь – все получается, все могу, еще бы потанцевала в свое удовольствие», - говорит прима-балерина Венского балета Людмила Коновалова.

Патрик де Бана и Мануэль Легри – хореографы, которые когда-то с Андрисом Лиепой выходили на одну сцену в «Гранд-опера» и в труппе Бежара, теперь для него исполняют номер «Дыхание».

«Этот номер «Дыхание» мы, конечно, посвящаем Андрису. Это о нем, про него – сила, изысканность, и, конечно, его дыхание, которое всегда чувствует зал», - объясняет, хореограф, танцовщик Патрик де Бана (Франция) .

В этот юбилейный для себя год Андрис Лиепа проехал с туром по городам России. И подготовил еще один сюрприз – в середине декабря московская публика увидит один восстановленный балет «Дягилевских сезонов» – «Клеопатру». 

Новости культуры