29.12.2011 | 09:27

Вечер памяти Ролана Пети состоялся на сцене Большого театра

Ролан Пети записал однажды в своем дневнике: «Интеллигентный человек должен быть честным, умным, наделенным любознательностью и чувством юмора, упорством, страстностью и изрядной долей здравого смысла» - это не столько цитата из дневника, сколько автопортрет самого хореографа. На его счету 160 постановок. Его балеты идут по всему миру. В Большом Пети тоже оставил свой звездный след. Поставил «Пиковую даму», «Нотр-Дам де Пари», «Юношу и смерть». Вчера на исторической сцене Большого состоялся вечер памяти Ролана Пети. Рассказывают «Новости культуры».

Луиджо Бонино для Ролана Пети, как Санчо Пансо для Дон-Кихота – верный оруженосец-ассистент. Тридцать пять лет плечом к плечу, от балета к балету. Это он, вместе с Зизи Жанмер, музой и вдовой Пети, составил программу вечера, вместившего любимые балеты самого французского из французских хореографов.

«Техника Ролана Пети очень сложная, – рассказывает Луиджи Бонино. – Все, что он объяснял, казалось вначале непривычным, особенно для танцора классического балета. Они обычно держат позицию открытой, а для Пети важно все собрать внутри.

Пети знал, как передать внутренний мир, чтобы зритель поверил. Главный акцент делал на лицо. Его ассистент, художник по свету Жан-Мишель Дезире, все эти тонкости знает. Вслед за Пети бросил Марсельскую труппу и тридцать лет колесил по миру с учителем.

«Свет должен был сопровождать историю – лица героев в момент переживания, – рассказывает Дезире. – История и танец шли в унисон со светом. И здесь Пети не было равных».

Рыцарь классики и тонкий стилист, Пети знал, как не поранить душу балетных артистов и добиться поставленной цели. Он увидел в Николае Цискаридзе Германа в «Пиковой даме». В утонченной Илзе Лиепе разглядел мистичную, графиню. Перед премьерой балерина чуть не лишилась своих волос – Пети был суеверен.

«Это его примета, он должен был кого-то подстричь, – вспоминает Илзе Лиепа. – Наконец Николай Цискаридзе склонил голову».

Пети заставил Цискаридзе летать по сцене в головокружительных прыжках, один из них, легендарный прыжок через кровать, до сих пор гипнотизирует зал».

«Он не объяснял, как надо, он подходил и говорил: это надо сделать так, – рассказывает Цискаридзе. – Это сложно, но вы же уникальны».

Специально для этого вечера Большой сделал «Арлезианку». Посвящение Пети Провансу – дань Марсельскому периоду. На фоне пейзажа Ван Гога, под музыку Бизе – печальная история любви Арлезианки и деревенского парня Фредери. Поверив в неверность любимой, парень сводит счеты с жизнью. Эта тема любви и смерти у Пети проходит всегда: «Юноша и смерть», его последний балет в Большом – тоже об этом.

Большой в этот вечер собрал все любимые балеты Пети. «Таис – это моя Павлова, – говорил Пети. – Я одеваю ее в разные туалеты – разные настроения, образы». Пети сделал вариации на прустовские темы. Вдохнул новую жизнь в незабываемую «Кармен» Мериме. В ритме джаза под Баха рассказал о встрече Юноши и смерти. Он знал и умел делать истории о вечном. Классик ХХ века – Ролан Пети.

Читайте также: 

Вечер памяти Ролана Пети пройдет в Большом театре