16.12.2012 | 12:00

Календарь. 16 декабря 2012 года

В этот день – 16 декабря 1812 года – 18-летний юноша Тихон Большаков, впоследствии известный антиквар, коллекционер и библиофил, писал родственникам в Тверь:
«И пошел я в Москву часа за два до рассвета и пришел я прямо к Лобному месту и дождался свету и стал смотреть, что Москва такая стала, что слезам подобно. Город весь выжжен, Замоскворечье все выжжено, также Калужские вороты и Серпуховские, Таганские, и Рогожская вся выжжена. Только осталася Микольская улица, и то вся развалилися».
Тихон Большаков  1794 – 1863

В то время, когда последние французские солдаты покидали территорию России, в Москве, почти полностью уничтоженной огнем и грабежами, пытались подсчитать убытки. Генерал-губернатор Ростопчин высказывался с нескрываемым раздражением:
«Соловья я никогда не любил. Мне кажется, что я слышу московскую барыню, которая стонет, плачет и просит, чтобы возвратили ей ее вещи, пропавшие во время разгрома Москвы в 1812 году».
Пропали не просто «барынины вещи». Из девяти с лишним тысяч жилых домов уцелело меньше трети. Из 329 храмов было уничтожено 122. В огне сгорели богатейшая библиотека Бутурлина, Петровский и Арбатский театры.
Москва 1812

При не вполне ясных обстоятельствах в великом пожаре пропала часть имущества графа Алексея Ивановича Мусина–Пушкина, обладателя уникальной коллекции древних рукописей. Принято считать, что именно тогда был навсегда утрачен единственный список «Слова о полку Игореве».
Однако сам Мусин-Пушкин уклонялся от разговора как о событиях, повлекших утрату рукописи, так и об обстоятельствах ее приобретения. Лишь однажды он упомянул, что она была куплена в начале 1790-х годов у бывшего архимандрита закрытого к тому времени Спасского монастыря в Ярославле — Иоиля Быковского.
Таинственность появления и исчезновения текста, не имеющего аналога в литературе Древней Руси, существующего вне контекста и вне традиции, заставили многих и многих сомневаться в подлинности  «Слова». Предполагали, что оно было фальсифицировано неким автором XVIII века.
Одним из первых активных защитников аутентичности текста стал Александр Сергеевич Пушкин, который заявил, что он, как поэт, свидетельствует в пользу подлинности произведения, поскольку его художественные достоинства сами говорят об этом.
«Других доказательств нет, как слова самого песнотворца, - писал он. - Подлинность же самой песни доказывается духом древности, под которую невозможно подделаться. Кто из наших писателей в восемнадцатом веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? Но Карамзин не поэт. Державин? Но Державин не знал и русского языка, не только языка «Песни о полку Игореве»».
Другие доказательства появились совсем недавно, уже в XXI веке. Опираясь исключительно на лингвистический анализ текста, выдающийся российский филолог академик Андрей Анатольевич Зализняк доказал, что вероятность поддельности «Слова» исчезающе мала.
Это означает, что предполагаемый фальсификатор должен был обладать немыслимым количеством знаний, полной информацией о лингвистических особенностях эпохи князя Игоря, которые были получены наукой о языке только в XIX – XX и XXI веках.
Слово о полку Игореве