29.12.2011 | 19:39

Охранная зона вокруг РГАЛИ: вопросы и ответы

Российский архив литературы и искусства уже четырнадцать лет включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия. Этот статус предполагает наличие охранной зоны вокруг архивного здания. Но установить ее границы оказалось делом непростым – из-за противоречий в законодательстве. А пока к парадным дверям хранилища, в коллекции которого – автографы Пушкина, записные книжки Достоевского, рисунки Эйзенштейна, уже подбираются автостоянки и гаражи. Рассказывают «Новости культуры».
 

В марте «архив муз» в торжественной обстановке и в присутствии многочисленных гостей отмечал свое 70-летие. Уникальное учреждение называли «сокровищницей русской культуры», «Меккой славистики», отмечали, как важна его деятельность. Юбилей прошел, и Архиву пришлось заниматься делами насущными. Одна из проблем так и не решена – подъезд к главному входу. Развернуться в узком пространстве непросто даже уборочной технике. Что и говорить о грузовых автомобилях, которые привозят в Архив литературы и искусства драгоценные пополнения. У его парадных дверей еще недавно стоял мусоросборник и так называемые «ракушки» для автомобилей. После жалоб архивистов о нарушении правил – санитарных и противопожарной безопасности – мусоросборник перенесли чуть дальше, металлические конструкции убрали. Но, оказывается, не для того, чтобы облагородить территорию. В Управе Войковского района решили, что на этом месте будет парковка. Закон, по мнению чиновников, на их стороне.

«Та земля, которая принадлежит Архиву, они ее и занимают. А вот тот земельный участок, о котором ведется речь, он принадлежит городу Москве. Это городская собственность, городская земля», – говорит глава Управы Войковского района города Москвы Сергей Сидоров. 

Никто не отрицает, что парковки плотно застроенному району остро необходимы. Но нельзя забывать и о том, что рядом могут находиться не менее важные, особо ценные объекты культурного наследия. Этот высокий статус Архив носит давно. Руководствуясь законом, с просьбой установить вокруг здания охранную зону директор Татьяна Горяева обратилась в департамент государственного контроля и надзора при Министерстве культуры.

После короткой беседы и пары вопросов был сделан неожиданный вывод: раз ценностью признан только Архив, а его здание не является памятником архитектуры, охранная зона не положена.

«Здание не памятник, охранных зон там нет, всем вокруг распоряжается Москва. Кроме тех трех тысяч квадратных метров, которые будут в имущественном комплексе», – подчеркивает директор департамента государственного контроля и надзора в сфере культуры Владимир Цветнов. 

Разобраться во всех законодательных тонкостях непросто даже специалистам. Юрист Росархива отмечает: есть Федеральный закон №73, постановление Правительства от 2008 года «Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия народов Российской Федерации» и судебные постановления. О зонах безопасности для подобных учреждений в документах – черным по белому: должны быть!

«Есть судебная практика по этим вопросам. И ясно уже сказана и сформулирована эта мысль, что, если статус учреждения как особо ценного объекта культурного наследия есть, то за ним следует и здание, которое приобретает такой же статус, – заверяет начальник договорно-правового отдела Федеральной архивной службы России Владимир Мосунов.

Как пример – МГУ. Все университетские корпуса несколько лет назад судом были признаны охраняемыми объектами: по принципу – ценно не то, что снаружи, а то, что внутри. Случай с Архивом похожий. Основное, на что здесь можно рассчитывать», – помощь Минкульта.

«Нормативно-правовой акт готовит Министерство культуры и утверждает его. Вернее, согласовывает его с Министерством регионального развития и соответствующим органом государственной власти субъектов РФ, но для этого должен быть проект охранной зоны и заключение историко-культурной экспертизы», – рассказывает начальник договорно-правового отдела Федеральной архивной службы России Владимир Мосунов.

В этом споре, конечно, должна родиться истина. Лишь одно неоспоримо и ни в каких доказательствах не нуждается – Архив литературы и искусства бесценен и уникален.

«Когда приближаемся к Архиву и видим помойку, действительно, странно. Честно говоря, заходя в Архив, я иду сквозь помойку, как слепой, я не вижу этой помойки, но я ее беспрерывно чувствую и недоумеваю. Сейчас это недоумение просто стало помехой для работы этих людей. Они недоумевают, они не могут там работать», – отмечает театральный режиссер, драматург, педагог Михаил Левитин.

«Я полагаю, что, если мы дорожим этим замечательным учреждением, этим архивом, сотрудниками, которые там работают, нужно просто расчистить дорожку, чтобы можно было туда пройти. Это же просто несравнимые вещи – расчистить дорожку и приготовить память для того, чтобы она могла запоминать все новые и новые факты», – уверен критик, литературовед, публицист Лев Аннинский.

Статус Архива сравним с Эрмитажем и Третьяковкой галерей. Но ведь их охранные зоны неприступны. Так и должно быть. Почему же Архив на законных основаниях не может огородить свою территорию? Вопрос до сих пор открыт. И здесь необходимо вмешательство государства – нужны законы, в которых будут четко прописаны права особо ценных объектов культурного наследия.