26.11.2012 | 12:15

Проект «Эксперименты Джона Кейджа и их контекст»

Джона Кейджа до сих пор называют «не композитором, а уникальным изобретателем». Он действительно изобретал – компилировал музыку с тишиной, извлекая смыслы. В сентябре исполнилось сто лет со дня рождения знаменитого композитора, философа, поэта, музыковеда и художника. К этой дате приурочен специальный проект Государственного центра современного искусства «Джон Кейдж. Молчаливое присутствие». Первая выставка проекта «Эксперименты Джона Кейджа и их контекст» открылась в столичном фонде культуры «Екатерина». Основное внимание акцентируется на влиянии творчества Кейджа на музыкантов и художников. Рассказывают «Новости культуры». 

«Если хотите написать музыку – исследуйте Дюшана»,- утверждал Джон Кейдж. Общение с этим художником вдохновляло и во многом определило эстетику одного из пионеров электронной музыки. На выставке представлены рисунки Марселя Дюшана к его знаменитому «Большому стеклу», а также совместные эксперименты двух революционеров в области аудиовизуального искусства.

«Кейдж очень любил Дюшана, считал его тем примером которому стоит следовать в искусстве. Он его обожал и были отдельные акции, как они играют в шахматы. Есть это знаменитое видео, где они играют с ним в шахматы, и к каждой работе были приделаны датчики, и при движении фигур возникала музыка», - отмечает куратор выставки Виталий Пацюков.

Джон Кейдж во многом определил развитие музыки в XX веке. Владимир Мартынов был одним из первых, кто в 70-х вместе с Алексеем Любимовым и Марком Пекарским исполнил в СССР произведения Кейджа. С того момента у Мартынова произошла полная переоценка личности американского композитора - от чудака-радикала до фигуры, перевернувшей все представления о том, какой должна быть музыка.

«В принципе произведения Кейджа не обязательно слушать, и вообще они созданы не для того, чтобы их исполнять. Они созданы для того, чтобы они были, и были тем уроком, который мы должны извлечь», - считает композитор Владимир Мартынов.

Специально для этой экспозиции художник Владимир Смоляр соорудил инсталляцию «Искусство фуги». Здесь отсылки и к изобретению Кейджа - «подготовленное пианино» - когда между струн помещаются различные предметы, и к знаменитому велосипедному колесу Дюшана.

«В принципе, это конечно больше посвящение Баху, но уже для того поколения, которое знают Кейджа», - говорит художник Владимир Смоляр.

Первым этот музыкальный арт-объект опробовал композитор Сергей Загний.

Музыкант и художник Владимир Тарасов, также вдохновленный творчеством Кейджа, представил инсталляцию «Концерт для мух». Детально изучил звучание насекомых, с помощью компьютера сделал аранжировку. Кстати, в его редакции жужжание мух куда более приятно для слуха, чем в реальной жизни.

«Слышите, вот этот низкий звук, там действительно есть муха, которая ведет. Она - ведущая этой стада мух, и вот в середине она красненькая, и она дирижирует», - рассказывает музыкант и художник Владимир Тарасов.

Одно из самых знаменитых и неоднозначных произведений Джона Кейджа, в основе которого - буддийское познание пустоты и тишины - «4 33». Художник Сергей Катран в своей инсталляции расшифровал кейджовские коды. 4 33 –это 273 секунды, 273 – минимальный предел температуры во вселенной, почти основа жизни.

Также в экспозиции- видеоинсталляция Кирилла Серебренникова, перфоманс 86 года в мастерской Ильи Кабакова с участием Дмитрия Пригова, арт-объект Германа Титова, переписка американского композитора с московскими концептуалистами. Работ самого Джона Кейджа на выставке почти нет, но, конечно, всюду чувствуется его молчаливое и очевидное присутствие. 

Новости культуры