30.12.2011 | 10:23

Колокола Спасской башни – самый "звонкий" памятник российской истории

142 миллиона человек – население сегодняшней России – знают, что Новый год начинается не с елки и оливье, а с боя курантов на Спасской башне Кремля. Как возникла эта традиция и почему музыкальный «организм» спасских колоколов стал предметом научных исследований? Эксклюзивный репортаж «Новостей культуры» - с «главной звонницы страны». 

Новогодний бой кремлевских курантов впервые услышали по радио в 1923 году. Потом – традиция перенеслась на телевидение. Но что за колокола отбивают последние мгновения, оставшиеся до наступления нового года? В их истории – отражение вкуса российских властителей и – зеркало эпохи.

Они находятся над курантами, на высоте 35 метров. Сейчас звонильный ярус – словно музей колоколов. Они хоть и из разных эпох, но в рабочем состоянии.

Этот, такой знакомый и родной, фирменный перезвон Спасской башни часы отбивают каждую четверть часа – на самом деле просто последовательный перебор 9 колоколов. Появился в 38-м году, когда на Спасской перестали играть мелодии.

«Теперь можно говорить, что такой странный, негармоничный и неустроенный перезвон стал памятником музыкальным, колокольным, – говорит руководитель Общества церковных звонарей Константин Мишуровский. – И отныне он не подлежит какому-то исправлению, изменению и доработке. Такой четвертной бой должен совершаться всегда и без исключения. Но после того, как часы отзвонят – есть возможность исполнять мелодии на колоколах».

В полдень и в полночь куранты играют лишь несколько тактов российского гимна. Константин Мишуровский вместе с лучшими звонарями страны вот уже два года занимаются научным изучением колоколов на Спасской.

«Все колокола были записаны по очереди, – рассказывает Мишуровский. – Нам было дано разрешение сделать внеурочные удары в колокола Спасской башни – мы провели эти записи. И затем методами компьютерного моделирования смогли сконструировать ту мелодию, которая должна исполняться в дальнейшем».

Для стройного и мелодичного звучания нынешнего набора колоколов не хватает. До революции куранты могли исполнять две мелодии «Коль славен наш Господь в Сионе» Бортнянского и марш Преображенского полка. Молодая советская власть дала приказ перенастроить колокола на мотив «Интернационала» и революционного гимна «Мы жертвою пали».

«По всей видимости, играла башня плохо, – считает Константин Мишуровский. – Потому что настроить мелодию было сложно – специалистов не было. И конечно, здесь есть разные сложности климатические – тросы растягиваются, за всем этим надо следить. В общем, в 38 году от такой музыкальной игры отказались».

Каждый четвертной перезвон – начинает один из самых старых колоколов голландского литья – их заказывал для Спасской башни Петр Первый.

«Здесь было множество колоколов – общее количество доходило до 30, – рассказывает Мишуровский. – Они исполняли мелодию, мы не знаем, какую. Это были часы с игральною музыкой».

В основном колокола, что мы сегодня слышим – это произведения Семена Можжухина, любимого литейщика Екатерины. Главный – 135-пудовый, до сих пор отбивающий каждый час, создан по правилам церковного литья. Так же как и остальные творения Можжухина. С иконами Богоматери, Николая Чудотворца, Георгия Победоносца на внешней стороне они разве что безъязыкие – хотя крепления для языков у них есть. Получается, что в советскую эпоху люди, трепещущие перед звуками курантов, отдавали дань обертонам церковных колоколов. За гармоничное звучание которых сегодня борются специалисты.