23.11.2012 | 19:40

Одноактные балеты Йормы Эло и Иржи Килиана – премьера в Москве

Две премьеры в один вечер. В эти минуты Театр Станиславского и Немировича-Данченко представляет одноактные балеты классиков современный хореографии. Это "Бессонница" Иржи Килиана, она дополнила коллекцию постановок знаменитого чеха в репертуаре театра, из которых "Маленькая смерть" и "Шесть танцев" уже были удостоены премии "Золотая маска". Также публику сегодня может ослепить и "Первая вспышка" – работа финского балетмейстера Йормы Эло. Рассказывают "Новости культуры".

С маленьким листком в руках Йорма Эло перед началом спектакля вносит последние коррективы. Уверенно и уже на русском. В детстве он хотел стать хоккеистом. Эти мечты о спорте, отмечают критики, теперь находят воплощения в постановках. Стиль хореографа агрессивный, напористый.

Балет "Первая вспышка" создавался в 2003 году для Нидерландского театра танца. Спустя 9 лет Эло менять ничего не стал – на московской сцене та же музыка Яна Сибелиуса и шесть пар танцовщиков. Балет как набор миниатюр о человеческих встречах и расставаниях.

"Когда я закончил карьеру танцовщика, у меня появилась возможность оглянуться назад и попытаться понять, что заставило меня посвятить танцу всю жизнь? "Первая вспышка" и об этом. Ведь творчество – это всегда вспышка, озарение", – говорит хореограф.

Этот вечер премьер в Театре Станиславского и Немировича-Данченко на контрастах. Взрывная хореография Эло сменяется на медитативную от классика современного танца Иржи Килиана.

"Бессонница" на московскую сцену тоже пришла из Нидерландского театра танца, там она появилась в 2004 году. Сам Килиан в Россию не приехал. Переносить балет доверил своим ассистентам. Хореограф с непростым характером, помощников себе он подбирает особенно тщательно. 

"Килиан доверяет переносить свои спектакли тем, кто принимал участие в их создании, либо тем, кто долгие годы танцевал их. По-другому никак. Его доверие нужно заслужить", – поясняет хореограф Аурели Кайла (Франция).

Аурели Кайла и Иван Перес несколько лет исполняли партии в "Бессоннице". Теперь отрабатывают каждый жест с российскими танцовщиками. Не только авторский замысел, все – даже самые мелкие движения должны оставаться такими, какими их придумал когда-то Килиан. 

"Одно в другое движение перетекает, все нужно показать пластично, какие-то эмоции, что-то показать, где-то задержать, где-то быстрее сделать, тем более музыка такая непонятная", – замечает артист балета Артем Сорочан.

"Непонятная музыка" – это любимый Килианом Моцарт. В такой обработке голландца Дирка Хаубриха, что даже профессиональный музыкант может не разгадать, что за произведение положено в основу балета. Скорее это набор звуков для психологического исследования языком танца, для поиска границы между сном и явью.

"Вот эта стенка, через которую мы выпрыгиваем, вот эта дверь между реальным и нереальным. Мы выпрыгиваем из реальности в нереальность", – говорит артистка балета Мария Тюрина.

Эта "Бессонница" свое название оправдывает: времени на отдых у артистов театра в последние три месяца практически не было – репетиции по 6 часов в день. И это не последняя изматывающая и одновременно счастливая встреча с хореографией Килиана. В следующем сезоне здесь появится еще одна постановка мэтра – балет "Восковые крылья".

Новости культуры