23.11.2012 | 13:14

“Шинель” Гоголя в трактовке болгарского театра “Кредо”

В Москве проходят дни болгарской культуры. Одним из самых ярких событий его насыщенной программы стал показ легендарного спектакля «Шинель» авторского театра «Кредо». Этой постановке уже 20 лет. Всё это время она пользуется неизменным успехом у публики. Её высоко оценивают и профессионалы, включая «Шинель» в программы театральных фестивалей по всему миру. Рассказывают «Новости культуры».

Такого Акакия Башмачкина, пожалуй, еще не бывало. Оживающий в руках у Нины Димитровой кусок поролона актеры между собой называют картошкой. Картошка плюс несколько тряпок – и вот уже бедный титулярный советник гуттаперчево превращается в буквы, которые с особой любовью пишет всю жизнь. Он, как и декорации, как и сам спектакль, недавно отметил юбилей.

История «Шинели» для Нины Димитровой и Васила Зуека началась – тоже с гоголевского – «Носа». Но – 20 лет назад выпускники Софийской Академии театрального искусства увидели первые минуты мультипликационной «Шинели» Юрия Норштейна и срочно переменили выбор. С тех пор с гордостью говорят: весь их театр, как некогда русская литература, вышел из гоголевской истории о маленьком человеке. Помогли шесть древков и кофейная гуща, которая лучше всякой краски затонировала старый картон. Отсутствие денег – вынужденный минимализм декораций – и вот уже 20 лет мирового успеха.

Два клоуна-эксцентрика рассказывают историю Акакия Акакиевича, его выстраданной радости и несправедливого горя. Картошка и обмотанные тряпкой палки извиваются в умелых актерских руках. Во время многочисленных гастролей Нина и Васил играют «Шинель» на языке той страны, в которой выступают. Существует девять языковых версий спектакля, а значит, и «Шинелей» - девять. Ведь темпоритм действия напрямую зависит от языка. А еще – от реакции публики, которой отводится роль присяжных заседателей.

«В Японии не ответили “да” или “нет”, потому что они знали, что мы не говорим по-японски, – рассказывает Васил Василев-Зуек. – Но, так или иначе, мы спрашиваем на японском. И они просто – сказали “да” – нам нужно было три дня, чтобы понять, зачем они там аплодировали. А они за три секунды поняли, они за три секунды вместе все – весь зал – догадался, что если ответить, то не будет никакого смысла, никто не понимает».

И все-таки самое большое удовольствие, в один голос признаются актеры, играть «Шинель» на языке оригинала и перед русской публикой. Ведь в России гоголевская история известна наверняка. А потому можно сосредоточиться на главном – как из ничего – из палок, поролона, кофейной гущи и безграничной фантазии рождается магия. И хрестоматийный сюжет обретает свежее дыхание.

Новости культуры