03.01.2012 | 10:30

Изобразительное искусство: итоги 2011 года

Искусство часто противопоставляют жизни. Однако степень близости между ними легко измерить длиной очереди на академическую выставку. И длиной волны общественного резонанса, который вызвало произведение актуального художника. Судя по показателям ушедшего года, у 2011 есть шанс остаться в истории – и музейной жизни, и современного искусства. Рассказывают «Новости культуры».  

«Невыездные» шедевры Караваджо из Италии, Кандинский из Мюнхена, Уильям Блейк - не поэт, визионер – из «Тейт Бритен», фотограф Анни Лейбовиц - лично о личном - четыре выставки такого качества одновременно в одном музее - как тут не проголосовать ногами.

Эта очередь – символ оттепели. Тогда Пушкинский музей работал окном в Европу, теперь, кажется, других и окон, и дверей полно, а очередь эта, по-прежнему, многочасовая – симптом хорошего музейного менеджмента, потребности общества в искусстве и, как ни странно, несоразмерной этой потребности вместительности гардероба.

От четырех до пяти тысяч человек ежедневно проходит через залы Музея изобразительных искусств имени Пушкина. Ретроспектива Сальвадора Дали собрала 270 тысяч зрителей, феерически-изобретательная выставка «Диор под знаком искусства» - не меньше. Качественно, зрелищно, интенсивно - но места не хватает.

«Пушкинский музей, учитывая его активность, заслуживает того, чтобы именно он обладал тем новым выставочным комплексом, который придаст Москве новое измерение», - считает заместитель директора Музея имени Пушкина по международной и выставочной деятельности Зинаида Бонами.

Вырастет ли на Волхонке музейный квартал, как в Берлине и Вене? Планы давние, проект утвержден, деньги все еще только обещают. В наступающем году музей отметит свое столетие: градус обещаний и ожиданий поднимается. В уходящем - не только Пушкинский использовал возможности перекрестных программ. В рамках Года Испании в Эрмитаж привезли шедевры из коллекции музея Прадо. В рамках Года Италии - Третьяковская галерея выставила Джотто и Антонелло да Мессину. Произвела Третьяковка и собственный блокбастер – ретроспективу художника Николая Ге. Но в среде городского среднего класса все больше тех, кто классическому искусству предпочитает современное. Современное со своей публикой заигрывает.

«Половина доступного воздуха мне, вторая - в желтых шарах». Через аттракцион к современному искусству. Арт-эксперимент – один из самых демократичных проектов Центра современной культуры «Гараж». Не выставка, а программа выходного дня для всей семьи – эффективный способ создания благодарной аудитории.

Те, кто купится на аттракцион, придут в то же место и на более серьезные выставки. На них «Гараж» в этом году не скупился. Привезли проект призера Венецианской биеннале этого года Кристиана Марклея «Часы» и хит нью-йоркского музея современного искусства - ретроспективу Марины Абрамович. Гуру перформанса лично обучала тех, кто был готов повторить в Москве ее действия. Отечественные практики такого подвида перформанса, как «акционизм» - активисты арт-группы «Война» в этом году, кроме проблем с властями, обрели официальное признание и мировую известность. Неожиданно награждены госпремией «Инновация», поддержаны товарищем по арт-партизанщине – самим Бэнкси, приглашены курировать Берлинскую биеннале. Лауреат Премии Кандинского этого года - Юрий Альберт –художник с репутацией не политизированного концептуалиста, но и он инсталляцией Moscow Poll попал в злобу дня.

«Я верю, что тот, кто воспринимает искусство, всегда в ситуации выбора», - говорит Юрий Альберт.

Среди других лауреатов и «Инновации», и Кандинского – художники поколения восьмидесятых годов рождения. Плод наконец-то появившихся в России образовательных институтов - вроде Школы Родченко, Института проблем современного искусства и кураторских проектов, вроде площадки «Старт».

«То поколение художников, которое было мейнстримом в начале нулевых, скорее такое эйфорическое, галерейное поколение, ироничное - оно постепенно уходит, и на их место приходят люди со скупым, серьезным визуальным языком, претендующие на социальные проблемы, а не на иронию», - объясняет художник, экс-куратор площадки «Старт», лауреат премии «Инновация» Арсений Жиляев.

Арсений Жиляев два сезона давал «Старт» молодым формалистам, которых с легкой руки критика Валентина Дьяконова стали называть «новые скучные». Сам же переключился на практики социально-художественного соучастия – он их называет «парципативными».

С этой бригадой Арсений Жиляев прошел курс пролетарского опрощенья: монтировал чужие выставки, вел производственный дневник, записывал разговоры для пьесы «Радио Октябрь», играл в домино.

Художник среди рабочих, заключенных и гастарбайтеров - кроме Арсения Жиляева на этом фронте отметились Андрей Кузькин и Хаим Сокол. «Левацкий» тренд – реакция на развлекательное, коммерческое и технологичное искусство. По-своему технологичное: интерактивное и цифровое – такое искусство стало темой Четвертой московской биеннале.

«Мы старались действовать по контрасту с третьей биеннале, привлечь внимание к новым техническим средствам, новым медиа», - отмечает комиссар IV Московской биеннале современного искусства Иосиф Бакштейн.

Основной проект Московской биеннале курировал Петер Вайбель. «Цифра» – реализм современности, «клик» - универсальный язык, - считает он.

«Вы нажимаете на кнопки постоянно, чтобы позвонить, чтобы включить телевизор, современный мир – это сплошное нажатие на кнопку», - убежден куратор IV Московской биеннале современного искусства (Германия) Петер Вайбель.

Между интерактивностью и соучастием, арт-рынком и левой идеологией, интернациональным языком и осознанием специфических для нашей местности реалий будет проходить граница в искусстве ближайшего будущего.

Все материалы об итогах года в мире культуры>>>