21.11.2012 | 19:40

Как наполнить музеи посетителями?

"Дайте мне музей, и я заполню его", – говорил Пабло Пикассо. Воспользоваться формулой великого испанца решили в российском Министерстве культуры. Правда, в данном случае речь идет не о произведениях искусства, а о посетителях. Концепцию развития музейного дела обсуждали сегодня на совещании в Третьяковской галерее с участием министра культуры Владимира Мединского, заместителя председателя правительства России Ольги Голодец, а также директоров ведущих российских музеев. Задачи поставлены высокие: посещаемость отечественных музеев должна вырасти в полтора раза за четыре года. Рассказывают "Новости культуры".

Под взглядом "Демона" и под крылом "Царевны-лебедь", в одном из самых красивых музейных залов – Врубелевском – решали будущее 2631 музея страны. Все федеральные музеи с января раз в неделю будут работать до девяти вечера, сельские на длинный день перейдут в летнее время. Задача для всех одна – посетителей должно стать больше. Лидер пока тоже один – Петергоф. Из 82 миллионов посещений 4 миллиона человек прошло через этот памятник мировой архитектуры.

"И в связи с посещаемостью я очень прошу и Министерство культуры, и все сообщество посмотреть на свои внутренние цифры, соотнестись с посещаемостью музеев и понять, почему у одних музеев, которые расположены иногда далеко, у которых очень трудная доступность, вдруг имеют высокие цифры, а музеи, которые расположены в центре больших городов и имеют доступ, фактически, эти цифры посещений не добирают", – подчеркивает  заместитель председателя правительства РФ Ольга Голодец.

Ирина Антонова тут же добавила: 90% посетителей Лувра – чемпиона по количеству зрителей – туристы, причем французские. В Пушкинском немосквичей и неиностранцев из года в год все меньше. Светлана Сивкова, директор Музея мирового океана, спросила: "А как, например, калининградскому школьнику посетить тот же Пушкинский, если билет из Калининграда в Москву стоит 24 тысячи рублей?". Проблемы внутреннего туризма остаются все те же. 

Одна из самых важных задач для всех – пополнение музейных коллекций. Ежегодно на это выделяется 80 миллионов рублей, тот же Пушкинский сейчас ждет уникальных голландцев. Но министр культуры особо отметил – рассчитывать лишь на бюджет недальновидно, и тут все снова посмотрели на Врубеля, вспомнили мецената Савву Мамонтова. Директор ГЦСИ Михаил Миндлин признался – их коллекция на 95% состоит из даров, но в целом это не решает проблемы.

"У нас главная претензия к советской власти в том, что по идеологическим причинам в течение 80 лет не приобретались произведения мирового изобразительного визуального искусства. У нас образовалась черная и невосполнимая дыра, ее восполнить нереально", – утверждает он.

"Круга коллекционеров которые превращаются в меценатов, еще нет. Он не вырос за этот небольшой период", – добавляет директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова.

Необходимо узнать, кто они, нынешние коллекционеры, и понять, можно ли с ними работать музеям, на каких основаниях и льготах? Льготы нужны и самим музеям. Главное – освободить от налога на прибыль. С одной стороны, государство выделяет на музейную деятельность 46 миллиардов рублей, с другой – собирает налог. Владимир Мединский признается – ситуация комичная. О другом курьезе говорит директор Исторического музея. 

"В одном из муниципальных музеев нашей страны, в соотвествии с госкаталогом, хранится картина "Джоконда", автором которой является Деонардо да Винчи. Там же хранится картина "Птицы на хлебном поле", автором которой явлется Винсент Ван Гог. То есть вот эти данные мы представляем в уникальное музейное собрание", – поясняет Алексей Левыкин.

Госкаталог – этот учет каждого музейного предмета в том виде, в котором он сейчас существовать не может. Расплывчатые определения, некорректные формулировки – в нем, оказывается, есть все, что угодно. Когда речь заходит о нормативных актах, верные себе музейщики вновь обращаются к живописи. Как девятым валом, их накрывает 94-й федеральный закон. 

"Наши зрители совершенно не представляют, что, когда мы делаем выставку Коровина на Крымском валу или выставку натюрморта Левитана, когда участвуют до двадцати музеев в этом процессе, нам нужно провести где-то десять-одиннадцать процедур аукционных. Мы просто захлебываемся от этого", – заверяет директор Государственной Третьяковской галереи Ирина Лебедева.

За два с половиной часа все вопросы рассмотреть так и не успели, совещание продолжили уже в узком профессиональном кругу. И это не последняя встреча – концепция развития музейного дела будет готова к концу года, а в январе ее вновь обсудят с музейным сообществом. 

Читайте также:
Концепцию развития музейного дела обсудили в Третьяковке

Государство пока не может дать госгарантии для музеев

Новости культуры