10.01.2012 | 11:02

Мир глазами юных художников на выставке в Центре эстетического воспитания "Мусейон"

Выставка «Я и моя Родина: советское и постсоветское детство» открылась в Центре эстетического воспитания «Мусейон» музея изобразительных искусств имени Пушкина. В начале 90-х в коллекции детского рисунка института художественного образования были обнаружены работы, присланные в 1939-м году на всесоюзный конкурс, посвященный 60-летию «лучшего друга детей» – товарища Сталина. Темы были заданы в духе времени: «героические будни» страны, строящей счастливое царство социализма. Сегодня эти рисунки – бесценный документ эпохи. Рассказывают «Новости культуры».

С чего начинается Родина, кто они – герои советской эпохи, служившие примером для подрастающего поколения? На эти и другие похожие по формулировке вопросы и должны были ответить дети, участники всесоюзного конкурса.

«Тогда понятие «лучший человек» означало, какую пользу ты принес, выиграл ли ты конкурс музыкальный, сочинил ли ты что-то во славу Родины?» – говорит куратор выставки Наталья Фомина.

В далеком и тревожном 39-м навязывания определенной идеологии молодым неокрепшим умам избежать, понятное дело, не удалось. Зато кому-то удалось не идти на поводу у штампов. На то они и дети, что пока еще способны увидеть волшебное в рутинном настоящем.

«Даже в детском рисунке в то время ценилась не яркость, не броскость, а глубина восприятия натуры», – говорит Наталья Фомина.

«Есть момент условности в их рисовании, в решении пространства, в отношении к технике», – считает куратор выставки Наталья Бочарова.

Для кого-то из юных художников этот конкурс стал своеобразным толчком к новым художественным вершинам. Сегодня Алексей Ткачев – народный художник, а в 39-м был обычным мальчиком из города Орджоникидзеграда, одним из участников этого детского конкурса.

То ли с целью сравнить, то ли с целью найти отличия, рядом с работами 70-летней давности рисунки современных молодых авторов. Объединяет их непосредственность исполнения, но в современных рисунках ярких красок и свободы самовыражения, кажется, все-таки больше