19.11.2012 | 12:14

В Театре Образцова представили спектакль по мотивам трёх новел Маркеса

В столичном Театре Кукол имени Сергея Образцова – первая премьера сезона. Спектакль «Старый сеньор и…» – это импровизация на тему трёх новелл Габриэля Гарсиа Маркеса. Режиссер – Виктор Никоненко, лауреат национальной премии «Золотая Маска». Три десятка лет он успешно работает в разных театрах в качестве художника и сценографа. Поставил в России и за рубежом больше 80 спектаклей. Куклы для его новой постановки сделаны по специальной технологии. Корреспонденты «Новостей культуры» искали общий язык с нестандартными марионетками.

Кукольный театр всегда должен быть неожиданным, считает Виктор Никоненко. Его новый спектакль удивляет, прежде всего, литературной основой. За прозу Габриэля Гарсии Маркеса театральные режиссеры почти не берутся. Здесь – не совсем Маркес, поправляет Никоненко, это – личное отношение к давно прочитанным рассказам.

«Их не печатали, поэтому я их часто рассказывал и пересказывал, и в конце концов они как-то менялись», – говорит режиссер.

Сюжеты трех новел, действительно, немного поменялись. Но то, что называют «магическим реализмом» Маркеса удалось передать во всем. И в рассказе колумбийской дамы о самом красивом утопленнике, и в истории негритенка Набо, который заставил ждать ангелов. Волшебной получилась и притча о старом-престаром сеньоре с огромными крыльями.

«Люди не понимают, что это и обращаются с ним, как с животным, – рассказывает художник-технолог Александр Лигусов. – А на самом деле, это прилетел к ним Ангел, и догадывается об этом маленькая девочка, она помогает ему».

Оживить этих сюрреалистических кукол. Вот была задача номер один. С такими куклами актеры работают впервые. Выразительные марионетки сделаны в человеческий рост. Нитей нет. Их заменяют специальные трости и руки актера.

На сцене – как будто только огромные куклы. Это световой эффект под названием «черный кабинет». Лучи света направляют избирательно. То на фрагменты мизансцен, а то на «лицо» марионетки.

«С этой куклой работают три актера, – поясняет актер Алексей Нечаев. – Один – отвечает за голову и за рот, второй актер – за глаза. А я отвечаю за руки этой нашей сеньоры».

«Когда мастер берет куклу, он делает такое, что никакой драматический актер не может делать со своим телом», – уверен Виктор Никоненко.

«Ожившие» куклы похожи на героев из кино, а скорее – мультфильмов. Пришли из фантазий и снов. Чтобы рассказать зрителям о том, что случается с каждым: старость, любовь, одиночество, дружба и смерть. Такой язык театра кукол, пожалуй, идеально подходит для прозы Маркеса.

Новости культуры