12.01.2012 | 15:51

Бродячий цирк Андрея Могучего осваивает сцену Театра Наций

Опасный аттракцион с непредсказуемым финалом, или «Бродячий цирк». На латыни чуть более звучно – «Circo Ambulаnte». Так называется постановка, которой петербуржец Андрей Могучий дебютирует на московской сцене Театра Наций. Впрочем, для одного из самых востребованных режиссеров, лауреата Театральной премии Европы, это еще и драматургический дебют. В основе спектакля – пьеса, которую Могучий написал вместе с основателем Инженерного театра «АХЕ» Максимом Исаевым. В основе конфликта – вопрос о «дон-кихотстве». Правда, и актерам и зрителям придется столкнуться с конструкциями посложнее ветряных мельниц. Рассказывают «Новости культуры».

Андрей Могучий и Максим Исаев будто в центре управления полетами, готовы одним кликом запустить свои образы. Неспособных образно мыслить просят удалиться.

«Поднимаются разбуженные Дон Кихотом алогичные идеи, но я даже не думаю разбираться в нем», – говорит Ильяс Тамеев.

Акционисты в костюмах медведей, Кощей, чье бессмертие в яйце, труженицы конвейера с непростыми судьбами. Здесь каждый – по-своему идеалист, протестант, террорист и революционер. Но кто из них Дон Кихот?

«Это настолько сложное понятие, чтобы просто говорить о нем. Рыцарь добра и справедливости, нет, это не так. Гораздо более сложное понятие – олицетворение или безумия, или святости, тут каждый решает сам», – поясняет Андрей Могучий.

Он уже размышлял о Дон Кихоте в 2005 году, когда ставил спектакль «ДК Ламанчский». На этот раз он нашел вдохновение в лице Лии Ахеджаковой. Ей доспехи рыцаря печального образа впору.

«Должны быть в таком спектакле люди одной группы крови, и это, может быть, самое главное», – убеждена народная артистка России.

Одна группа крови обнаружилась и у народных – Ахеджаковой, Филозова, и у артистов андеграундного Театра.doc – Арины Маракулиной, Ильяса Тамеева, Ольги Лапшиной, и у петербургских авангардистов Максима Исаева и Андрея Могучего. Результату их совместного опыта завидует немного даже Евгений Миронов.

«Я лично не участвовал в таком сложном спектакле, который обслуживает такое количество людей, сложносочиненный», – замечает худрук Театра Наций. 

Максим Исаев и Андрей Могучий не только сочинили для своего «Бродячего цирка» мрачновато-индустриальное пространство, не только эксцентричных героев выдумали, но и реплики им написали. Дебютировав как драматурги, обнаружили одержимость кубинской романтикой и склонность к сатире.

«Мы делали историю про некий остров, а если есть какие-то ассоциации, то ведь мы не марсиане. Все, что нас окружает, на нас влияет, и иногда мы говорим от первого лица», – поясняет автор и художник Максим Исаев.

Могучий и Исаев любят настоящий цирк, настоящих клоунов и как сатирики не чужды эстетики гиньоля. Кровь должна фонтанировать, герой – безумствовать и собирать тумаки.

«Это такой петрушка, которого все колотят и никто не может убить, он все время оживает заново», – продолжает Максим Исаев. 

И не только оживает, но и прозревает.

«Надо дать герою палкой по голове, и что-то открывается», – добавляет Лия Ахеджакова.

О том, что откроется в «Бродячем цирке» Исаева и Могучего московскому зрителю, узнаем уже сегодня вечером.

Читайте также:
Лия Ахеджакова сыграет "Дон Кихота" в премьерном спектакле Театра наций