12.11.2012 | 19:46

Валерий Фокин снова обратился к наследию Достоевского

На афише Александринского театра вновь появилось имя Федора Михайловича Достоевского. Спектакль "Литургия Зеро" по роману "Игрок" представил Валерий Фокин. Для него обращение к творчеству писателя вполне закономерно. Достоевский – тот автор, к которому режиссер периодически возвращается. По нему Фокин, как по камертону, выстраивает свою творческую жизнь. Нынешнее свое прочтение авторы спектакля называют не инсценировкой, а скорее адаптированным переложением романа для театра. Не обошлось и без современных аллюзий. Рассказывают "Новости культуры".

Обратный отсчет на стенах Александринки: минуты, секунды до премьеры. "Литургия Зеро" – спектакль знаковый для театра и для его художественного руководителя Валерия Фокина – рождался так долго и непросто, что его решили объединить с юбилеем – 180-летием знаменитого театрального здания. Решили устроить двойной праздник. Один на сцене, другой на улице. Тысячам петербуржцев показали красочное шоу, в котором фасад с белыми колоннами выступал как киноэкран, а сам театр – как главный персонаж исторического фильма.

Гоголь и Достоевский – два автора, которыми Валерий Фокин, возглавив Александринку, обновил репертуар театра. Обновил в буквальном смысле слова. Его трактовки классических "Ревизора", "Женитьбы", "Двойника" были нередко спорными и дерзкими, но всегда очень современными. Недаром и "Игрок" Достоевского, переложенный на сценический язык, обрел новое название – "Литургия Зеро", то есть "Служение нулю". Ведь спектакль не об игровой зависимости, а о цене выбора и о том, что люди ставят, не задумываясь, на кон. 

"Этот выбор между добром и злом, а особенно сегодня. Кажется, что ты выбираешь что-то эффектное, выгодное с материальной стороны. На самом деле это оборачивается внутренним разрушением, внутренним фиаско", – подчеркивает худрук Александринки.

Образ спектакля потребовал сложных декораций. Четыре круга гигантской рулетки собирали на заказ, долго налаживали. Кольца должны были крутиться бесшумно, а останавливаться четко – сантиметр в сантиметр, чтобы не разрушить мизансцену. Первые месяцы репетиций декорации были воображаемыми. Играли с нарисованными на сцене кругами.

"И я сама в свои лета вот так бегала. Вместо колец, вместо того, чтобы меня таскали на руках, носилась сама по кольцам. Чтобы держать ритм того, что хочет режиссер, и чтобы все было как будто меня носят на руках, и как будто кольца крутятся", – замечает народная артистка России Эра Зиганшина.

Для Эры Зиганшиной это дебют на сцене Александринки. После долгих лет в труппе театра Балтийский дом актриса рискнула и откликнулась на приглашение Валерия Фокина. И не прогадала – Зиганшиной досталась роль яркая и эмоциональная. Эксцентричной барыни, которая лишь на закате дней смогла почувствовать вкус к жизни и азарт. Проиграла состояние за пару дней и не пожалела об этом. 

Еще один неожиданный поворот рулетки под названием "жизнь". Премьеру "Литургии Зеро", назначенную на май прошлого года, сначала перенесли на осень, а затем и вовсе в почти готовом спектакле провели замену. На главную роль Валерий Фокин позвал известного киноактера и артиста московского театра "Ленком" Антона Шагина. Первые шаги на новой сцене дались ему нелегко, и дело не в том, что сцена крутилась. 

"Колени подкашиваются. Мощь и энергия – очень сложно устоять перед этим. Потому в кресле с номером 303 сидел Достоевский, 196 – Гоголь. Но они духи, они же все помогают только", – говорит актер.

И хотя персонажи говорят со сцены языком Достоевского, "Литургия Зеро" – спектакль вне конкретной эпохи. По традиции, Фокин взял классику, чтобы поговорить со зрителем о неверной расстановке ценностей и распаде личности. А потому его "Игрок" получился каким угодно, но только не традиционным и не классическим. 

Новости культуры