13.01.2012 | 11:27

Бродячий цирк Андрея Могучего выпустил в свет фантасмагорию о Дон Кихоте

Накануне вечером Театр Наций представил сатирическую фантазию о Дон Кихоте. Авторы спектакля «Цирко Амбуланте» – известные экспериментаторы. Режиссер Андрей Могучий – лауреат Театральной премии Европы, руководитель Формального театра. Его соавтор художник Максим Исаев основал не менее знаменитый Инженерный театр «АХЕ». Оба петербуржца впервые работали на московской сцене, которая стала для них и полем для драматургического дебюта. Рассказывают «Новости культуры».

Гиньоль на злобу дня и вечную тему – фантазия о Дон Кихоте Андрея Могучего и Максима Исаева – называется «Цирко Амбуланте» – с латыни «Бродячий цирк».

«Театр должен быть честным и по возможности подлинным», – считает режиссер Андрей Могучий.

Андрей Могучий и Максим Исаев любят настоящий цирк и настоящих клоунов. Потому кровь в их цирке фонтанирует, герой безумствует и собирает тумаки.

«Это такой Петрушка, которого все колотят и никто не может убить, он все время оживает заново», – говорит Максим Исаев.

И не только оживает, но и прозревает.

«Надо дать герою палкой по голове, и что-то открывается», – говорит народная артистка России Лия Ахеджакова.

«Здесь слышен отзвук улицы, – считает театральный критик Дина Годер. – Все то, что происходит сейчас вокруг в нашей жизни – это есть и в спектакле».

Исаев и Могучий сочинили для своего бродячего цирка не только мрачновато-индустриальное пространство и эксцентричных героев, но и реплики все написали. Дебютировав как драматурги, обнаружили одержимость кубинской романтикой и склонность к сатире.

«Сейчас время образов уходит, приходит время прямого разговора на прямые темы», – говорит Андрей Могучий.

Свое новое кредо Андрей Могучий реализовал не в родном Петербурге, в Москве. Свою команду смешал с артистами Театра.doc. Удивил методом.

«То, что видят зрители – верхушка айсберга, – рассказывает актриса Арина Маракулина. – Работали, точно по Станиславскому. Он был бы рад. Писали в тетрадочки биографии героев, придумано все досконально».

Первый план спектакля – Лия Ахеджакова и Альберт Филозов. Их любовь, их геройство.

«К концу пьеса кажется совершенно безнадежной вариацией шварцовского «дракона», такой темной, в который светит только любовь», – говорит критик Елена Дьякова.

И те кто, работал с Могучим не раз, убеждены – это и есть его основная нота.

«В страдании увидеть свет, дать людям надежду», – говорит актер Алексей Ингелевич.

Бродячий цирк Андрея Могучего осваивает сцену Театра Наций