12.11.2012 | 10:13

Леонид Хейфец поставил спектакль по известной пьесе Артура Миллера «Цена»

В театре имени Маяковского готов новый спектакль. Леонид Хейфец поставил пьесу Артура Миллера «Цена». Написанная в 68-м году, она во многом автобиографична. Миллеру было 14 лет, когда в США наступила великая депрессия, и его отец разорился. Будущему драматургу пришлось много работать, чтобы продолжать учебу. Его пьеса «Цена» – это исповедь о сложном выборе между призванием, мечтой и семейным долгом. Рассказывают «Новости культуры».

Всего четыре персонажа в одной комнате, больше похожей на чердак. Старые шкафы, кресла, светильники... То, что когда-то было подарками на Рождество, ко дню рождения, на свадьбу, превратилось в хлам. Среди этого «чудовищного хаоса», как написано у Миллера, герои спорят о цене.

Два брата не виделись 16 лет. Формальный повод для встречи – продажа мебели из дома отца. Один – преуспевающий хирург. Другой – полицейский. Когда-то он пожертвовал карьерой ученого ради того, чтобы ухаживать за отцом. Диалоги, как перестрелки. Взаимные обиды, упреки, даже ненависть. Но Леонид Хейфец признается: спектакль делал о любви и про каждого, кто придет в зал.

«Любовь – это жесточайшая, ожесточенная борьба за человека, между человеком, – говорит Леонид Хейфец. – Это мой разговор с дочерью, это вы сами и я сам с нашими комплексами неполноценностями, с нашей неспособностью полюбить себя».

О своей работе с актерами Хейфец говорит: «я их пропиливал». Добивался исключительной правдивости. В исповедальной и жестокой одновременно драматургии Миллера существовать можно, режиссер уверен, только так.

«Крови выпито ужас сколько на репетициях, – признается заслуженная артистка России Татьяна Аугшкап. – Он говорит, что я у него выпила крови много, а была очень тяжелая работа. Но она счастливая».

Задачу самую, пожалуй, сложную Хейфец поставил перед Ефимом Байковским. Роль оценщика актер уже играл четверть века назад – в другой режиссуре, в другом театре. Признается: удалось главное – не повториться. Грегори Соломон 25 лет спустя в его исполнении превратился почти в пророка.

«Фамилия у него Соломон, – рассказывает Ефим Байковский. – А вообще-то он Соломон – мудрейший человек. Я стал больше понимать в жизни, за 25 лет у меня прибавилось столько груза и столько неприятностей, что мне есть, о чем говорить».

Оценка мебели, которая перерастает в оценку жизни, в переоценку ценностей. В финале два брата разойдутся, так и не помирившись.

«Всех этих людей так жалко, все они такие хорошие, все они любят друг друга со всякими своими сложностями, что говорят: это не может быть прощанием», – отмечает заслуженный артист России Александр Андриенко.

Эта «Цена» еще не окончательная, утверждает Леонид Хейфец. С актерами по-прежнему репетирует. А художник Владимир Арефьев продолжает искать по всей Москве стулья. Они в этом спектакле – даже на потолке. По замыслу их должно быть сотни две. Здесь шутят, что зрители на спектакль должны приходить со своими стульями.

Новости культуры