16.01.2012 | 10:26

Людмила Семеняка отмечает юбилей

Сегодня блистательная балерина Людмила Семеняка принимает поздравления с юбилеем. Девочкой она танцевала с утра до вечера, а поступив в знаменитое хореографическое училище имени Вагановой – не пропустила ни одного дня, приходила на занятия даже простуженной. Дебютировала в 12 лет в «Щелкунчике» на сцене Театра оперы и балета имени Кирова, а в 16 заставила заговорить о себе и московских ценителей балета. Затем в Большом театре перетанцевала, наверное, все классические партии. И каждое выступление сопровождалось грандиозным успехом. Рассказывают «Новости культуры».

Этот путь из Мариинского в Большой Людмила Семеняка не прошла – пролетела. К чистоте петербуржского стиля добавила московскую эмоциональность: стала балериной экстра-класса. В столице про юное чудо заговорили в 68-м, на конкурсе артистов балета. Ее номер «Мы» потряс членов жюри.

«Так непринужденно, легко исполняла, преодолевала все технические сложности», – вспоминает народный артист СССР Борис Акимов.

Сам Григорович позвал Семеняку в Большой – на «Лебединое». Главную партию она готовила с Улановой. Гранд-балерину и юную Одетту объединял – Ленинград, Вагановка, Кировский театр. День премьеры решил ее карьеру в Большом. Черному па-де-де бисировали в зале, и за кулисами.

«Я заплакала от счастья и поняла, меня как артистку принимают, радушно принимают», – говорит Людмила Семеняка.

Спустя сорок лет Семеняка сделала собственное либретто «Лебединого». Поставила спектакль в Екатеринбурге и почувствовала, каково это – быть хореографом. С Борисом Акимовым они партнеры давние. Их дуэт в «Ангаре» по Иркутской истории Арбузова – гимн молодости и любви. Друг для друга они так и остались Валентиной и Сергеем.

«И сейчас мы уже работаем в репетиционных залах и когда встречаемся в зале, в коридоре, она говорит: «О, Сережа пошел», – говорит Акимов.

Стиль Семеняки называли балетным бельканто. От ее фуэте перехватывало дыхание. Казалось, самые сложные пассажи поставлены специально на нее.

Людмила Семеняка перетанцевала все балеты Григоровича. Китри в «Дон-Кихоте», Фригия в «Спартаке», Анастасия в «Иване Грозном». В «Щелкунчике» – заплакала в финале, хореограф эти слезы оценил. Рекордные сто партнеров, и каких: Васильев, Барышников, Лиепа, Лавровский.

«Каждый раз слияние с партнером, – говорит балерина. – В «Щелкунчике» это было первое слияние с танцовщиком московской балетной школы, а я ленинградка У нас родился дуэт».

Закончив танцевальную карьеру, Семеняка ушла из театра. Отказавшись от балетной сцены, искала себя на драматической. В Школе современной пьесы Иосиф Райхельгауз поставил для нее «Прекрасное лекарство от тоски». Подействовало, когда Семеняка снова вернулась в Большой, уже педагогом.

Ее первая ученица Светлана Захарова прошла те же этапы, что и она – поменяла Петербург на Москву, Мариинку на Большой. Все спектакли делали вместе.

«Особая ценность, когда мы готовим спектакль, который она не танцевала, – рассказывает Светлана Захарова. – Например, Кармен, она так чувствует эту роль. Она говорила, не мой спектакль, а вот сейчас бы я станцевала. И мы сейчас репетируем. Ух, сколько она из меня вытаскивает!»

Большой для Семеняки – давно дом. Здесь она в любое время – восемь учениц. А еще репетиции с кордебалетом. Без Большого она не может, это любовь на всю жизнь.

К юбилею выдающейся балерины смотрите сегодня в 12.45 на нашем канале программу «Линия жизни. Людмила Семеняка».
 

Читайте также:

Юбилей Людмилы Семеняки. В русском танце есть душа