06.11.2012 | 16:34

Аркадий Шилклопер: "Я всегда прослушиваю записи отборочного тура "Щелкунчика"

Выступления мультиинструменталиста Аркадия Шилклопера участники конкурса "Щелкунчик" слушают с особым вниманием, ведь он всегда демонстрирует неожиданный взгляд на музыкльное произведение. На открытии конкурса в этом году он в очередной раз поразил всех присутствующих.

- На открытияи конкурса вы играли на трубе, и это была очень необычная труба.

- Это флюгергорн с сурдиной. Я играл циркулярным дыханием и пел параллельно тему. Была такая идея. Поэтому и называлась пьеса "Дуэт для одного".

- Какие еще инструменты вы бы хотели освоить?

- Мне часто задают этот вопрос. У меня нет страсти к коллекционированию и нет страсти к освоению, инструментов. Это вообще не цель. Каждый инструмент для меня - это новая краска, новое средство для выражения того, что я другими инструментами сделать не могу. И иногда бывает, что я могу на разных инструментах выразить одну мысль. Вроде бы, играю одно и то же, но вот звучит по-разному. Почему? Потому что характер инструмента говорит мне: так, как ты играл на том инструменте вот это, здесь не годится. Поэтому я выбираю. Естественно, я могу сыграть одну и ту же пьесу на трех инструментах: валторне, корно да качо и флюгельгорне или на охотничьем роге, но я потом смотрю, во-первых, на каком инструменте это звучит более изящно, более искренне, более органично - о, органично (хорошо слово подобрал), или гармонично. И по удобству тоже: чем удобнее играть на инструменте это произведение, тем изящнее, тем легче самому в этом растворяться и не думать, как играть, а думать, что играть.

- Вы бы хотели что-нибудь исполнить из струнного репертуара?

- Ну, я играл... Я вообще не исполняю академическую музыку. Я исполняю музыку, написанную специально для меня. Это произведения редко исполняемые или вообще не исполняемые. Например Штихунта. В этой стране мало кто знает кто такой Штихунта, но у него есть много концертов, около 20, написанных для валторны и камерного оркестра. Я играю один из этих концертов и, на мой взгляд, он написан гораздо интереснее, чем концерты Моцарта более известные. Я играл Моцарта один раз с Государственным оркестром, но со своей каденцией. Так мне интересно. Если я играю классическое произведение, то я играю его таким образом, чтобы оно было дня меня интересно, чтобы что-то несло. Если я играю Леопольда Моцарта, то играю его не на валторне и не на корно дель качо, а на инструменте, который специально для меня сделан, и он единственный в своем роде. Это корно пастуриччио. Мне кажется, что именно для такого инструмента Моцарт написал произведение под названием "Симфония пасторале".

- А как выглядит корно пастуриччио?

- Это деревянная труба, длинная деревянная труба, как одна третья часть альпийского рога. Благодаря "Симфонии пасторале" у меня родилась программа "Вокруг Моцарта". Дух Моцарта остается, но самого Вольфганга Амадея - нет. Есть только тематизм, материал, на котором строится более современная музыка. Она может быть и импровизационной, и композиционной, какой угодно. Но мне интересно представить себе образ путешествия Моцарта по странам и континентам: Моцарт в Африке, Моцарт в Турции, Моцарт в России, Моцарт в Египте. И так далее. Эта идея мне интересна, а просто сыграть Моцарта мне неинтересно.

- По поводу самого конкурса. Вы здесь уже третий раз. Как вы считаете, наблюдается ли эволюция самого конкурса?

- Конечно, эволюция идет. Да. Обидно, что в этом году не было медных инструментов. Должна была приехать трубачка французская, я слышал ее предварительную запись. Очень хорошая. Но я как-то поймал себя на мысли, что уровень участников сильнее, чем в прошлом году. Может быть, это первое впечатление, но мое. И я очень рад, что в этом году было пять гобоев - в прошлом году был один. И вот девочки-флейтистки все хорошие, они все прошли на второй тур, что тоже очень приятно. И вот кларнетист - 10 лет, просто открытие! Эрик Мирзоян. Молодец, очень музыкальный. Я уж ему сказал, чтобы он так в зал не смотрел, а он говорит: "Я на маму смотрю!"

-Сложно, наверное, оценивать молодых исполнителей…

-Сложно. Потому что ответственность. Особенно в начале дня прослушивания. Вот выходит человечек, играет, и вроде хорошо играет, а ты не знаешь, что будет дальше. Ты ставишь ему хорошую, но не высшую оценку, а, может быть, он сыграл лучше всех. И хорошо, что есть следующий тур. Например Ульяна Живицкая сегодня поразила меня. Вчера она так мне не показалась, как сегодня. Сегодня это был другой музыкант и другой человек. И я просто искренне удивился и порадовался, за то, что вот такое происходит. Какой-то импульс, и она бах - и проходит. Вчера она с трудом прошла на второй тур, а сегодня с легкостью. Вернее был спорный момент, но она проходит. И поэтому молодец! Когда такое происходит, меня это очень радует.

- Как вы относитесь к оценке баллами?

- А какие есть другие варианты?

- Есть альтернатива закрытого голосования, по старинке, как все было до XI конкурса.

- Ну, когда прослушаешь 16 человек, голосовать потом за всех... Ты уже забываешь, кто как играл в начале. Если, конечно, яркие исполнители, то они больше запоминаются. Кстати, на втором туре, может быть, и был смысл обсуждения и последующего выставления оценок. Все-таки не 16, а 8 человек. С другой стороны, мы уже знаем на втором туре, кто как играл на первом. У нас уже есть представление. Вот почему я всегда прослушиваю записи отборочного тура. Я хочу себе представить приблизительно уровень, кто, что, как играет. Они выходят на сцену, а я уже вспоминаю: в записи мне что-то не понравилось, а сейчас на сцене что-то понравилось... Я уже готов, это уже не чистый лист бумаги. И мне кажется, все члены жюри должны прослушивать все записи участников. Тем более, что сейчас это легко сделать и можно даже познакомиться с участником на сайте "Щелкунчика".

Искандеор Ханнанов
Детский пресс-центр конкурса "Щелкунчик"