28.09.2012 | 10:29

Президент фонда "Новые имена" Иветта Воронова принимает поздравления с юбилеем

Она утверждает: «талант детей должен быть востребован». Сегодня поздравления с юбилеем принимает Иветта Воронова – первый президент фонда «Новые имена», заслуженный деятель искусств России. Кажется, следуя за своим призванием, она готова лететь на край света. За 20 лет работы она проехала по всей стране, и везде ей удавалось найти по-настоящему уникальных детей. Среди ее «открытий»: Николай Цискаридзе, Денис Мацуев, Александр Гиндин, Алена Баева. Сейчас Иветта Николаевна мечтает о том, чтобы придать конкурсу международный статус и назвать его «Новые имена планеты». Рассказывают «Новости культуры»

Громких фраз, вроде «восходящая звезда» или «вундеркинд», – президент «Новых имен» не любит. Юных талантливых музыкантов предпочитает называть просто – «искорками». Но говоря о своем проекте, без одного слова Иветта Воронова обойтись все же не может. «Империя» – так называет она свой фонд. За чашкой кофе вспоминает, как 23 года назад представила проект «Новых имен» на суд академика Лихачева. Скептики говорили: хорошо, найдем пару-тройку молодых талантов из глубинки. И только Иветта Воронова понимала, во что может материализоваться эта идея.

«Я была уверена, что будет просто половодье этих новых имен, – вспоминает Иветта Воронова. – Ведь у нас очень много талантливой молодежи, большое государство, столько всяких изостудий, музыкальных школ. Я где-то на подкорковом уровне понимала, что это будет постоянное прибытие и периодичность вот этих новых имен».

Однажды Дмитрий Лихачев направил Иветту Воронову в Иркутск на джазовый детский фестиваль. Она никогда не скрывала – джазу предпочитает классику. Признается, ехала на прослушивания в Сибирь с неохотой.

«И вдруг выходит мальчик – а я в этот момент отвлеклась, разговаривала с кем-то, – рассказывает Иветта Воронова. – И вдруг играет Рахманинова. И Рахманинов пошел в зал такой широкий, такой русский, такой свободный. Это было невозможно его не слушать. Я, конечно, обернулась и его стала слушать. И после Рахманинова пошла джазовая импровизация. Это был Денис Мацуев. И я тут вскочила и побежала быстрей за сцену».

«Иветта Николаевна подошла ко мне и сказала: “Киска, мы хотим тебя пригласить в Москву”, – вспоминает Денис Мацуев. – Сначала на концерт, а потом соответственно я автоматически пошел на прослушивание в Центральную музыкальную школу при консерватории и, собственно, говоря, все это сумасшествие в хорошем смысле слова началось. Именно с “Новых имен”».

У нее и самой первые детские воспоминания – опера в Большом, симфонические концерты в Колонном. Родители прививали любовь к высокому искусству – воспитали уникальную музыкальную интуицию. Качество, которое позволяет Иветте Вороновой безошибочно различать в маленьком музыканте большой талант. В поисках своих «искорок» она исколесила всю Россию. С ними – объехала весь мир.

«Такой беззаботной радости от всего, что происходит, с тех пор у меня не было, – рассказывает Александр Гиндин. – Это были, действительно, самые лучшие поездки в мире – абсолютно, без сравнения. Потому что, во-первых, возраст, ответственности, извините, никакой, а веселья море. Причем даже в мыслях нет, что ты можешь не так выступить, ошибиться или провалиться или текст забыть, если ты до этого шесть ночей не ложился спать».

Она называет себя человеком строгих правил и жесткой дисциплины. Своих подопечных всегда учила уверенности, музыкальному вкусу и… стилю. В том числе в одежде. Однажды прогнала юного музыканта с концерта из-за белых носков.

«На всю жизнь запомнил, – говорит Иветта Воротникова. – И он уже потом во взрослом состоянии говорит: “Иветта Николаевна, как я помню белые носки”. Я говорю: “Так это прекрасно!”».

На сцене не бывает мелочей, любовь публики сложно завоевать, но удержать еще сложнее. Об этом в своем фонде Иветта Николаевна рассказывает детям. В гостиной, где проходят прослушивания, тихо – такое бывает нечасто. Повсюду – инструменты, мягкие игрушки-талисманы, которые ездят за детьми по миру. На стенах – история «Новых имен» – в лицах.

Любимый кабинет весь увешан подарками от детей: картины, поделки. Здесь же рояль – дар от поклонников «Новых имен». Вот так спокойно поработать удается нечасто – прослушивания проходят и здесь. Ряды ее музыкальной армии пополняются, чуть ли не каждый день. Потому любой разговор у Иветты Николаевны так или иначе сводится к рассказу о новых именах, которым только еще предстоит зажечься на музыкальном небосводе.