19.01.2012 | 10:37

Народный артист России Михаил Ножкин отмечает 75-летие

«У него врожденное чувство современности», – как-то сказал о Михаиле Ножкине композитор Василий Соловьев-Седой. Добавим – и острая потребность отклика на беды и радости своего времени. Начинал в 60-е, как исполнитель скетчей и монологов. А сегодня актер, поэт, сценарист, автор песен Михаил Ножкин принимает поздравления с 75-летием. Рассказывают «Новости культуры».

В строгом костюме, со сдержанной улыбкой. В 62-м он всю страну позвал в гости – на «Голубой огонек». Поклонницы, мешки писем – все это, конечно, было. Но Михаил Ножкин уже тогда был закален эстрадой.

«Здесь ты вышел на 10-15 минут, и ты должен все сделать или ничего, тебя принимают или не принимают, – говорит Ножкин. – Очень трудное это дело, но закаляет: после эстрады почти ничего не страшно».

Не страшно было, признается, и в военном детстве. Свои первые песни, первые стихи он исполнял перед ранеными в московской больнице. Вместе с санитарами бегал в клуб – там, рассказывает, и узнал, что такое народное искусство и юмор.

«Вешали экран – какие-то несколько простыней и на просвет, – вспоминает Михаил Ножкин. – И мы там пробирались тайком, нас под халатами проводили, и мы ложились или садились сзади и все смотрели с обратной стороны».

Что там, с обратной стороны – экрана, театральных кулис – он как будто еще тогда решит разгадать. В конце 50-х придет в Театр эстрады, на одной сцене с Мироновой и Менакером, сразу найдет свой стиль – едкий, насмешливый. В эпоху застоя споет о кладбище, где «так спокойненько». Заявить посмеет, что «образованные просто одолели», расскажет о заборах – начальственных, общественных. Как обходить удавалось заборы цензурные с такими текстами до сих пор не понимает. Но этой острой сатире Ножкин верен до сих пор.

Поставленный голос, приятная внешность: кинорежиссеры за эстрадным артистом Ножкиным охотиться стали сразу. Он отказывал многим, как будто ждал той самой – его роли.

Сцена с полиграфом из фильма «Ошибка резидента», которая потом, говорят, стала учебным пособием в разведшколах. Съемки тогда курировали спецслужбы – больше помогали: достали, например, настоящий полиграф. Тогда на всю страну таких было всего несколько штук. В Голливуде «Резидента» сразу назвали шпионским боевиком, а Ножкина даже с Джеймсом Бондом сравнивали. Потом – назовут еще и «Русским Рэмбо». Включат в список десяти самых известных спасителей мира. Но для самого актера любимой станет другая роль – та, где стрелять тоже придется, но главным оружием будет слово и взгляд его Вадима Рощина.

«Когда мы с ним познакомились, сошлись всерьез, я понимаю, почему он был приглашен на эту роль, – рассказывает Василий Лановой. – Потому что «Ах, не квартиру в Петрограде, потерял я в самом себе большого человека, а маленьким быть не хочу, не хочу…»

Сергей Герасимов рассмотрел в нем князя Голицына, Самсон Самсонов рассеянного и нерешительного ученого. В титрах знаменитой киноэпопеи Юрия Озерова «Освобождение» Ножкин появится дважды. Как исполнитель роли лейтенанта Ярцева и автор песни. Ее многие потом будут считать народной.

«Вот воины его ценят, потому что он по своей сути сам воин, – говорит народный артист России Александр Михайлов. – Настоящий воин, без автомата, но у него такой дух мощный, что он может любого победить и побеждает».

К этому юбилею Михаил Ножкин подошел серьезно – выпустил двухтомник. Там не только стихи – киносценарии, публицистика, новеллы и даже поэма. В день рождения он не изменит традиции – вновь выйдет на сцену, чтобы увидеть и услышать своего зрителя. Его стиль, как и прежде, не изменен – строгий костюм и сдержанная улыбка.

Читайте также: 

75 лет Михаилу Ножкину