31.10.2012 | 10:11

Сегодня исполнилось 90 лет со дня рождения Анатолия Папанова

 

Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Анатолия Папанова. Сначала его – худого, малосимпатичного, да еще и с дефектом речи молодого человека – режиссеры не замечали, отводя ему роли в массовках. После войны, где был тяжело ранен, опираясь на палочку, пришел поступать в ГИТИС. И сумел убедить педагогов, в том, что победит свою хромоту. Потом он еще не раз убедит режиссеров в своей исключительности, сыграет в кино и в театре больше сотни ролей. Рассказывают «Новости культуры».

Когда его спрашивали, как он стал актером? Анатолий Папанов без тени иронии отвечал: «это ошибка режиссеров». Он не любил своего лица, боролся с произношением. Но с детства мечтал быть артистом. В 42-м, хромая после ранения, пришел поступать в ГИТИС. Педагоги от него не скрывали: на курс он попал только потому, что девушкам не с кем было играть этюды. Статистом он был долгие шесть лет и в театре Сатиры. Папанову было почти 40, когда Эльдар Рязанов позвал его сразу на несколько ролей в картину «Человек ниоткуда».

И дальше – как по накатанной. Комедийный талант Папанова режиссеры будут эксплуатировать нещадно. Пройдохи, воры, чудаковатые, простоватые, нелепые – герои Папанова запоминаться будут сразу. Крылатые фразы и фирменный смех.

О голосе Папанова преподаватели в ГИТИСе говорили – «чересчур хриплый, с вульгарными шипящими». Пытались переделать. К счастью, безуспешно. Иначе не было волка из мультипликационного фильма «Ну, погоди!» Как скажет потом Папанов, волка, который «перегрыз мою биографию».

«Я помню, на одном концерте мы однажды выступали, – вспоминает народная артистка СССР Вера Васильева. – И он говорит: “Верочка, я так хотел почитать им Пушкина, а они мне все время, чтоб я из “Ну, погоди” песенку им спел”».

В театре он тоже будет играть то сантехника, то полотера, то Вельзевула, а то и вовсе «двуполое четвероногое», как в спектакле «Клоп». Всегда острохарактерные, взрывные будут Фамусов, Городничий и Василий Теркин. От ролей Папанов никогда не отказывался.

«От него можно было ждать всего, – говорит Вера Васильева. – И, думаю, он мечтал о многом, что не выполнилось. Он даже говорил иногда: я в театре играю только то, что нужно театру, а то, что хотелось бы мне, я ничего почти не сыграл».

Мечтал о ролях драматических и одновременно боялся их. Когда сам Константин Симонов предложил сыграть ему роль Серпилина в экранизации романа «Живые и мертвые», чуть было не отказался. Говорил, как я могу играть генералов, если на фронте был только сержантом? Александр Прошкин и вовсе разглядел в Папанове настоящего чеховского героя.

«Нужен был человек стертый, простой, каких миллионы, который попал в эту молотилку по разнарядке, как тогда брали, – рассказывает Александр Прошкин. – И в Анатолии Дмитриевиче такая стертость, неявность, такая неисключительность была».

Сомневающийся, интеллигентный, с пронзительным взглядом и как будто разучившийся смеяться. В 87-м страна увидела совершенно другого Папанова. И могла бы открыться совсем иная сторона его таланта. Вот только «Холодное лето 53-го» стало для Анатолия Папанова последней картиной. 
 

Новости культуры