31.10.2012 | 10:57

Новая постановка столичного Театра мюзикла возвращает в 20-е годы прошлого века

 

Театр мюзикла готовится рассказать громкую историю хищений. На подходе «Растратчики» – вторая постановка этого театра. Спектакль по повести Валентина Катаева шел на сцене МХАТа в середине 20-х, и в условиях НЭПа был очень актуален. Вторую жизнь дают «Растратчикам» Александр Шаврин – автор либретто, и Максим Леонидов – композитор и одновременно один из исполнителей главной роли. До премьеры чуть больше двух недель. Рассказывают «Новости культуры».

По последней нэповской моде – словно сбежавшая из кабаре певица, тут же самовар, пряники и цыганский хор – каждого, кто заходит, встречают, как самого дорогого желанного, для каждого песня старинная величальная. Алексей Кортнев несмотря ни на что не поддастся – так и не запоет, на груди предупреждающая табличка. Бережет связки, скоро у него операция – в мюзикле выйдет только в новом году. Но как, же говорит, понимает своего героя бухгалтера-растратчика.

«Всегда мучает вопрос, а не последний ли это шанс прожить настоящую жизнь, – говорит Алексей Кортнев. – Вот когда ты запрещаешь себе ухватить чужое или пуститься во все тяжкие и так далее. Это очень характерно для нашей страны, поэтому мне и кажется, что история будет интересна нашему зрителю».

Пока руководители театра входят в образы героев, журналистов в зрительном зале уже встречает герой самый главный – на сцене во всю стену трехрублевый, золотом, государственный казначейский билет 24-го года выпуска. Максим Леонидов с усами и в шляпе, как только появится, сразу же споет о мечте.

Леонидов здесь и исполнитель главной роли – в одном из составов, и композитор. Либретто делали вместе с Александром Шавриным, где-то Катаева сократили, где-то добавили, ввели новых героев и самое главное – песни. В этом жанре мюзикла, говорит, ему интересно и как композитору, и как актеру – своего героя он тоже может понять.

«Он виноват, но он не виноват, – считает Максим Леонидов. – Ну я же своего героя должен оправдывать, я же не могу играть, знаете, как у нас поется в финальной песне – “хоть герои далеко не безупречны, вы, конечно, их успели полюбить, ведь раскаялись они чистосердечно”».

История о бухгалтере и кассире, об искушении деньгами. О безумной попытке вырваться из обыденности, навстречу – как верили – жизни новой, красивой и яркой. О том, как трудно остаться честным и быть просто бухгалтером, когда жизнью вокруг правит НЭП.

«Там все время у Катаева текст идет – бегут директора банков, бегут… Мы вдруг поняли, что какая-то рифма образовалась, честно не думали, – говорит Михаил Швыдкой. – На самом деле, это спектакль не о банках и банкирах, а о том, как люди, живущие такой обыденной скучной рутинной жизнью, вдруг хотят взметнуть, вдруг хотят почувствовать очарование весенней сказки».

Пьеса Валентина Катаева в Московском Художественном шла недолго – когда закончился НЭП, убрали все, что с ним было связано. Теперь лихие 20-ые стали фоном для поиска счастья, о котором в мюзикле поют, мечтают и плачут, и только немногие понимают, что за все придется платить. 

Новости культуры