30.10.2012 | 15:53

Святослав Бэлза: "В балете должен присутствовать "ингредиент волшебства" (ВТБ)

«Большой балет» – один из самых многообещающих и ярких проектов нынешнего телевизионного сезона – стартовал на канале «Россия – Культура» 21 ноября. Семь пар из музыкальных театров Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Екатеринбурга и Перми борются за признание международного жюри и зрителей. Корреспондент VTBrussia.ru Петр Сейбиль встретился с ведущим проекта Святославом Бэлзой.

 – Святослав Игоревич, каким был для вас «Большой балет»?

– Очень приятным. Прежде всего потому, что мы опирались на «Большую оперу», которая была отчасти неожиданной, ведь опера – искусство изысканное. Но тем не менее резонанс оказался большой и среди меломанов, и среди профессионалов. Я знаю многих участников и слежу за их судьбами. В их карьере оперный конкурс сыграл большую роль. Поэтому сразу возникла идея продолжения этой линии. Мне кажется, балет – еще более роскошная задумка. Снимали его на «Мосфильме», используя могучий арсенал телевизионных средств. Были приглашены очень талантливые молодые танцовщики. Причем важно, что не только из Москвы и Петербурга. Жюри возглавила Диана Вишнева, прима-балерина Мариинского театра. Гостями передачи стали звезды, от Ульяны Лопаткиной до Владимира Малахова. Я думаю, «Большой балет» принесет пользу молодым танцовщикам, будет интересен балетоманам и расширит круг поклонников этого искусства.

– «Большой балет» – это не только классический танец?

– Здесь представлен и классический, и современный танец. Можно сказать, вся палитра этого искусства. В балете есть что-то феерическое и обязательно должен присутствовать «ингредиент волшебства». Были и такие изыски: модным хореографам заказывали номера специально. Сам я поклонник классического балета, что не мешает, конечно, интересоваться его современными тенденциями. К балету меня приучили родители, позже благодаря проекту «Бенуа де ля данс» удалось узнать его лучше. Было очень приятно работать вместе с Аллой Сигаловой, профессиональным хореографом. Я рад, что благодаря телеканалу «Культура» к балетному миру смогут прикоснуться новые люди.

– То есть «Большой балет» – это и развлекательный, и просветительский проект одновременно?

Святослав Бэлза вел передачи «Большого балета» вместе с известным хореографом Аллой Сигаловой. © Пресс-служба телеканала «Культура»

– Безусловно! Потому что он показывает не только номер в его завершенном виде, но и то, сколько труда (помимо таланта) стоит за успехом. Труда очень тяжелого, ведь, возможно, балет – это самый жестокий вид искусства, требующий от танцора ежедневного самоистязания. Зато на сцене все воздушно и волшебно.

– Вы наблюдали за процессом за кадром? Ведь выстраивались невероятные пары, на одной сцене оказывались люди, которых вместе было бы сложно представить в другой ситуации.

– Это самое интересное! У проекта своя интрига, драмы и маленькие трагедии. У одного из молодых участников конкурса в последнюю минуту отпала партнерша, и уже признанная балерина в ранге звезды Мариинского театра пришла на помощь коллеге. Она выступала вне конкурса, потому что твердую репутацию себе уже заработала, но помогла молодому человеку показать себя. И это было очень трогательно. От многих требовалось настоящее мужество, чтобы не спасовать перед трудностями. Естественно, конкурс – это всегда нервы. Не только искусство и подготовка. Иной раз даже опытные и знающие эксперты сулят победу одному участнику, а побеждает другой. Просто потому, что кому-то не хватило выдержки. Николай Рубинштейн называл это «гладиаторскими качествами». Не у всех даже талантливых людей они есть.

– А как готовитесь вы? Вы ведете и джазовые, и классические, и эстрадные программы...

– Во-первых, я человек не первой молодости. У меня большой жизненный опыт. Во-вторых, у меня было тяжелое детство: когда нормальные дети гоняли в футбол во дворе, меня заставляли мыть шею и вели в Большой зал Консерватории или Большой театр. Я с детства варюсь в этом соку. Родители были музыкантами, папа – профессор консерватории. С юных лет музыкой меня перекормили. Поэтому я сначала избрал для себя путь литератора, журналиста, литературного критика. Но потом телевидение вернуло меня к музыке, чему мой папа был очень рад. Конечно, приоритетом всегда оставалась классика. Что касается джаза, к этому миру меня приобщили наши великие джазмены: в первую очередь Олег Лундстрем, Юрий Саульский и Георгий Гаранян. Кстати, позже около тогда еще не снесенной «России» я вел церемонии открытия звезд всех трех этих прославленных джазменов. Вообще нет низких жанров: есть плохие или хорошие исполнители, плохая или хорошая музыка. Сам я стараюсь работать или с элитой исполнительского искусства, или с молодыми, подающими надежды музыкантами. Могу наблюдать, как из коротеньких штанишек вундеркиндов вырастают мастера. Так было, скажем, с Денисом Мацуевым и Николаем Цискаридзе. Помню их начинающими, а теперь они умножают славу России.

– Когда-то людей вашей профессии было очень много. Потом они куда-то исчезли. Как вы пережили это время?

Святослав Бэлза: «Я рад, что благодаря телеканалу «Культура» к балетному миру смогут прикоснуться новые люди». © РИА Новости, Алексей Куденко

– Легко пережил. Может быть, в силу многопрофильности занятий, ведь у меня несколько профессий. Я тридцать семь лет проработал в Институте мировой литературы Академии наук и наплодил довольно большое количество научных работ и предисловий. Никогда у меня не было проблем с поиском для себя занятий, проблема – где взять время. Ужасно много набегает всего. Бывали случаи, когда я вел 2–3 концерта в день.

– А как удавалось не запутаться?

– Это были совершенно разного рода концерты. Скажем, в два часа – бас Владимир Маторин в храме Христа Спасителя, в семь – юбилейный концерт «Солистов Москвы» Юрия Башмета, а с девяти вечера до пяти утра – бал. Я как-то довольно легко переключаюсь с одного регистра на другой. Телевидение дает хорошую школу. Цикл «Романтика романса» мы снимаем в выходные по четыре программы в день. Это требует усилий, хорошо развивает память и бойцовские качества.

– Вы много лет ведете концерты самых известных российских и мировых исполнителей. А пиетет к ним остается?

Зрителей волнует не только то, о чем Святослав Бэлза рассказывает в роли ведущего, но и то, как он это делает. © Пресс-служба телеканала «Культура»

– Конечно, остается! Стараюсь соблюдать некую дистанцию, потому что с почтением отношусь к этим мастерам. Но мне повезло родиться в такой семье, где таланты, мастера и даже гении окружали меня с младых ногтей, поскольку они были друзьями отца. И только потом я смог осознать, насколько великие люди собирались в нашем доме на застолье. Запросто приходили Хачатурян или Мясковский, папа знакомил меня с Ахматовой, Пастернаком, Паустовским. Многие из них перенесли на меня хорошее отношение к отцу. Потом работа обозревателем по зарубежной культуре в «Литературной газете» подарила знакомства со многими классиками двадцатого века. Самой большой удачей стала встреча с Грэмом Грином, с которым я позже подружился. Вообще я давно и рано убедился: чем крупнее личность, тем меньше в ней фанаберий и заносчивости. Конечно, они ставят барьер, но если однажды допускают тебя за него, то выясняется, что это абсолютно нормальные, доброжелательные и душевно щедрые люди. Когда найдется время, обязательно примусь за мемуары.

– Но преемники у вас есть? Воспитываете кого-то, кто примет эстафету?

– Это не моя задача. Я думаю, подрастут и сами появятся. Свято место пусто не бывает. Я горжусь своей востребованностью и рад, что она существует. Но помню, что имя зарабатывается десятилетиями, а теряется в одночасье. Так что стараюсь, чтобы мое имя на афише было гарантией качества, и не иду на компромиссы даже ради финансовой выгоды. 

http://vtbrussia.ru/culture/tvkultura/news/217145/