19.01.2012 | 15:49

"Культурный слой" Виталия Горяева в ЦДХ

«Линия жизни»  такое название получила выставка Виталия Горяева, которая открылась в Центральном доме художника. Художником автор этих работ стал благодаря знакомству с Владимиром Маяковским. Стихи юноши, мечтавшего о поприще поэта, мэтр принял прохладно, но оценил рисунки на полях и буквально заставил несостоявшегося ученика подать документы в художественный вуз. Так появился один из тех мастеров, которым отечественная школа книжной иллюстрации обязана званием одной из сильнейших в мире. В масштабной экспозиции, посвященной 100-летию со дня рождения художника, представлены и хрестоматийная горяевская графика, и живописные полотна, малоизвестные широкому зрителю. Рассказывают «Новости культуры».  

Пространство выставки напоминает гигантский филателистический альбом, в который чьей-то заботливой рукой аккуратно вклеены почтовые марки-картины. Виталий Горяев считался и, возможно, до сих пор остается одним из мировых рекордсменов по скорости рисования. В экспозиции – лишь одна треть его творческого наследия за период с 1930-х по 1980-е годы. Чтобы уместить полторы тысячи работ, их пришлось развешивать в пять этажей. Сын художника Сергей Горяев потратил полтора года на одно только обрамление этих картин.

«Какие-то иллюстрации к детским книгам он делал действительно каждое утро по две штуки. И это кормило его семью. Как он говорил, у меня Барто прокормила Достоевского и Гоголя. А большие книги он делал очень подолгу», – вспоминает Сергей Горяев.

Теперь уже классические иллюстрации к Пушкину, «Идиоту» Достоевского, «Мертвым душам» Гоголя – вся русская литература для советских школьников вышла из гоголевской «Шинели» горяевского покроя. Именно его глазами в 1960-е, 1970-е и 1980-е советские дети смотрели на героев стандартного для тех времен джентльменского набора – романов Марка Твена и Юрия Олеши, поэзии Агнии Барто и Самуила Маршака. Адольф Скотаренко вместе с Виталием Горяевым работал в «Крокодиле». На творчество своего коллеги и друга он смотрит теперь глазами археолога.

«Посмотрите, сколько работ. Это культурный слой, потому что он много прожил, и в каждое время была своя культура, свое отношение к жизни, к теме, к человеку. Здесь много этих рисунков, и глаза разбегаются. А когда человек получал "Крокодил" в деревне и открывал пахнущий журнал, и рисунки Горяева большие были, они, конечно, производили впечатление очень большое», – заверяет Адольф Скотаренко.

Кажущаяся беззаботность, которой пронизаны почти все работы Виталия Горяева, имела и свою оборотную сторону. Его 17 лет подряд не принимали в Академию художеств за авангардность и левые взгляды. За иллюстрации к «Идиоту» Достоевского Виталий Горяев получил премию Лейпцигской биеннале книжной графики и разгромную рецензию в журнале «Коммунист». Только один раз за всю жизнь художнику удалось выставить свои живописные полотна. Сегодня на эту выставку пришли почитатели творчества Виталия Горяева и читатели романов, им проиллюстрированных. Возможно, притягательность этого художника для разных поколений заключается в том, что его густо заселенные персонажами картины – это, в общем, еще чистые страницы. Будущее для героев картин еще не наступило, тем оно и прекрасно.