30.10.2012 | 11:29

Спектакль по пьесе Мориса Метерлинка «Там внутри» представляет фестиваль «Сезон Станиславского»

 

В афише VIII театрального фестиваля «Сезон Станиславского» – спектакль без слов, поставленный по пьесе Мориса Метерлинка «Там внутри». Это первое знакомство московского зрителя с творческим почерком шотландского режиссера Мэттью Лентона. Действие отделено от зала не только условной границей сцены, но и звуконепроницаемым, прозрачным барьером из стекла. За ним протекает повседневная жизнь обычной семьи. Рассказывают «Новости культуры».

Тех, кто «там внутри» зритель не услышит ни разу за без малого полуторачасовой спектакль. О том, каким станет вечер для веселой компании, собравшейся вместе в конце декабря – в самую длинную ночь года – догадается только по движениям, улыбкам и взглядам. «Там внутри» в теплом уютном доме люди будут шутить, смеяться и плакать, огорчаться и радоваться. Молодой, но уже известный в Шотландии режиссер Мэттью Лентон нарочно назначил временем действия холодную зиму – за окном теплого мира гостеприимной комнаты – минус 15, вьюга и белые медведи.

«Мы хотели подчеркнуть хрупкость этого мира, мимолетность человеческой жизни, – рассказывает режиссер. – Мы приходим в нее ниоткуда – и возвращаемся в небытие. Когда смотришь на жизнь со стороны – со стороны небытия, если хотите, все выглядит и звучит совсем иначе».

Ангельский голос иногда будет сообщать зрителю тайные мысли героев, их неловкости и мечты. Энн жалеет, что надела такое тесное белье. Пол ревнует Аврору к новому гостю, вспоминает подробности их утра любви. В конце таинственная рассказчица станет зримой, и сообщит о дате и обстоятельствах смерти каждого – «там внутри». Она – дочь хозяина дома, трагически погибшая. Как именно – можно узнать из пьесы Метерлинка. Во всем прочем, признаются создатели спектакля Метерлинк для них – лишь источник вдохновения для другой – оригинальной истории. Большинство актеров никогда даже не читали оригинала.

«Для меня из Метерлинка важно то, что наблюдаем, подглядываем за жизнью других через окно и знаем, что-то, чего не знают люди внутри, – отмечает Мэтью Лентон. – И это «что-то» может разрушить их жизнь. Метерлинк даже подумывал сделать актеров марионетками, чтобы подчеркнуть, как они зависят от высших сил, не распоряжаются своими жизнями. В нашем спектакле эти силы – природа».

Лишив актеров звука речи, Мэттью Лентон потребовал от них большой самоотдачи. Многим такой подход оказался близок. Дамир Тодорович – актер из Сербии, окончил Национальную Академию драматического искусства, где изучал методы Станиславского.

«Во время спектакля мы не видим публику, не чувствуем ее, – рассказывает актер Дамир Тодорович. – Иногда до нас только доносится смех из зала. А вот партнера ты должен чувствовать каждую минуту, чтобы успеть отреагировать. Это непривычно и довольно тяжело».

Питер Келли, исполнитель роли хозяина дома – кстати, имена актеров и персонажей совпадают – тоже знаком с русской театральной системой. Когда-то участвовал в двух постановках Юрия Любимова в Лондоне: в «Преступление и наказание» играл Смердякова.

«Я вводился в спектакль, когда ребята его уже играли, – поясняет Питер Келли. – Как зритель я просто влюбился в этот удивительный мир за стеклом. Но когда попал во внутрь понял, как это сложно – оставаться естественным, играя без слов. Ведь теряя слова, мы теряем огромную часть своей органики. И очень важно не начать в этот момент переигрывать, гипертрофировать движения и посылы».

На поклонах актеры первый раз видят свою публику. Публика – впервые – смотрит ни них без бликов стекла. Хрупкая магическая грань между жизнью и смертью разрушается под дружные аплодисменты.

Читайте также: 

Театральный фестиваль «Сезон Станиславского» стартовал в Москве