20.01.2012 | 10:17

Сегодня Римас Туминас отмечает 60-летие

Когда его спросили – почему вы хотите стать режиссером – он ответил - «Хочу научиться ставить Чехова. Больше мне ничего не надо!» Римас Туминас поставил почти всего Чехова, но до этого был долгий трудный путь постижения профессии режиссера. С ее неизбежными взлетами и падениями и постоянным стремлением к совершенству. Сегодня худруку Вахтанговского исполняется 60 лет. Он попросил театр не устраивать юбилейных торжеств, дату отметит с родными и близкими, а подарок приготовит себе сам – в ближайших планах Римаса Туминаса – постановка пушкинского «Евгения Онегина». Рассказывают «Новости культуры».

Любовь к театру с самого начала конкурировала в нем с любовью к дереву. Забивать гвозди, строгать и мастерить для режиссера Римаса Туминаса – привычное дело.

«Я три дома построил, – рассказывает Туминас. – Своими руками. Убегал из театра, убегал, говорил, что я куда-то, мол, в библиотеку, а сам ехал туда и строил – сутками, ночами, камин делал».

Камин Римаса в городке Тракай – по-прежнему лучший. А сам Туминас с тех пор всю жизнь строит. В родной Литве основал и построил с нуля Малый драматический театр Вильнюса. Теперь изнутри, с большим почтением, строит новую жизнь театра Вахтангова. Совсем недавно, к 90-летию театра, как волшебник осуществил мечты о несыгранных ролях корифеев Вахтанговского, сделав «Пристань» – спектакль, уже ставший легендой.

«Знаете, что мне пришло в голову – у нас театр в прекрасной форме – у нас 90х60х90, – говорит актриса Юлия Рутберг. – Это же самые стандарты модели. 90, следующие Ваши 60 и потом 90 Вахтангова. 90х60х90 – это самая красивая фигура у женщин».

Театр Туминаса – тонкий, эстетский, темпераментный – весь на актерской игре.
У режиссера-философа высочайшая планка в творчестве: «небеса следят за нашею игрой», любит говорить он. Может быть, поэтому не доверяет спецэффектам и новым технологиям. Уверен: чудо театра творят актеры, именно им подвластно переносить зрителя во времени и пространстве.

«Заручился – не гонять актеров, не обижать, не оскорблять, а их принять как часть твоего мира, как часть твоего – как брата, как сестру, как мать, отца, – говорит Туминас. – И только в нем и возбуждать те грани, на которые он способен. Его талант – высмотреть, выглядеть, посмотреть, попросить, пригласить, его взять, его воскресить – помочь ему».

Римас Туминас ставил в Литве и Шотландии, Исландии и Польше, в театрах Москвы. Кстати, в разных театрах известен под разными именами. Например, в Современнике, когда делал «Марию Стюарт» с Еленой Яковлевой и Мариной Нееловой, его знали как Римаса Антоновича. А в родном нынче Вахтанговском он по паспорту – Владимирович. Когда-то отец сменил родное Антанос на модное Владимир.

«Я всегда тут вздрагиваю в театре – никак не могу привыкнуть: Римас Владимирович! – говорит режиссер. – Римас – и все. Пока дойдешь до кабинета, уже устаешь от этого».

Настоящее имя отца – такое же, как у любимого драматурга – Антона Чехова. Туминас поставил почти все чеховские пьесы, некоторые – по нескольку раз. В спектакле «Дядя Ваня», уже вошедшем в театральные учебники, объединил обе свои страсти – к театру и дереву. И вот уже вся жизнь персонажей сосредоточена вокруг не простого, а столярного стола.

Здесь же на сцене – таинственная коряга, мимо которой Туминас не смог пройти.

«Это такая скульптура, – рассказывает Туминас. – Не знаю, нашел я в реке Волге, вытащил из песка. И так он – природа сделала, отчего-то подумал, что повезу ее в «Дяде Ване» поставлю. Дядя Ваня, я думаю, когда приехал в это имение, он мастерил. Работал, так, как и я очень люблю дерево».

В редкое свободное время Туминас продолжает работать с деревом – столы, скамьи, кресла от Римаса украшают квартиры друзей.

«Все умею, – говорит режиссер. – Кроме спектаклей. Вот это не умею. Никогда не умею это делать – спектакли. Всегда у меня беда, всегда катастрофа, всегда первый раз. Испуг, страх. Не знаю. Вот я этого не знаю. Не умею. А дайте мне материал, дайте мне камень, дерево и вам покажу, что я умею».

Он мог бы быть где угодно, где важна надежная конструкция. Но выбрал театр. Сегодня Римас Туминас с удовольствием цитирует любимого своего Чехова, повторяя уже про себя: «Я не там, где меня любят, я там, где я люблю». Поэтому я здесь.

Читайте также: 

Римас Туминас попросил Вахтанговский театр не устраивать торжеств к его 60-летию