31.10.2006 | 00:00

Особое мнение профессора Марка Пекарского о "Щелкунчике-2006"

30 октября закончился первый тур испытаний для участников седьмого конкурса "Щелкунчик", уже были торжественно объявлены имена юных музыкантов, прошедших во второй тур соревнования, вручены памятные подарки тем ребятам, кто не смог достичь заветной цели. Жюри было непросто отобрать лучших участников. Профессор Московской консерватории, народный артист России Марк Пекарский поделился своими впечатлениями от конкурса этого года и достижениях юных исполнителей по специальности "Духовые и ударные инструменты".

- Марк Ильич, изменился ли конкурс "Щелкунчик" с прошлого года? Если да, то какие отличия?

- Конечно есть отличия. "Щелкунчик" меняется, все хорошеет, только хорошеет. Добавляются новые инструменты, прибавилось участников среди ударных и духовых в этом году. Это здорово! Я, например, не знал, что в Якутске учат играть на валторне, и хорошо играть! Мне понравилось. "Щелкунчик" осваивает новые концертные площадки – Большой зал Консерватории даже есть. Я думал, все пройдет только в ЦМШ, а меня направили в Гнесинку.

- Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях от выступлений участников.

- Пожалуйста, Никитина Екатерина, саксофон. Ее нельзя не заметить – у нее все хорошо в смысле техники, она аккуратно играет. И педагог у нее хороший, заслуженный артист России Алексей Волков. Но я в исполнении ценю эмоциональность больше аккуратности. Как у Людвига Айрапетяна из Новомосковска, которому я даже некоторые неточности простил за артистизм. Кстати, он учится у педагога, с которым когда-то мы вместе учились.
Луковцев Валерий, валторна. Хороший звук, хорошее исполнение концерта Моцарта, чистое, вдохновенное, я бы даже сказал. Крайдуба Дмитрий, труба. Хорошая школа, труба хорошо звучит. Но если говорить о моем мнении, то мне больше всех понравился трубач Валуйсков Леонид, у него труба звучала совершенно, замечательно – серебряный звук, который должна иметь труба. У меня нет претензий, мне очень понравилось.
Науменко Артем – это интеллигентный человек. Я от музыки жду не только чувств, но еще и интеллекта. Для меня музыка та хороша, в которой сочетается рациональное и эмоциональное. Я композиторов не всех потому люблю, я очень люблю Вагнера, потому что он рациональное и эмоциональное очень уравновешивает. Есть музыка только для сердца или только для мозга, а еще иногда бывает только для спинного мозга. Это мне неинтересно.
Калашник Тимофей, ударные. Я его знаю – он учится в музыкальной школе № 51, где я консультировал детишек. Он очень вырос, очень. Он был совершенно неартистичен, у него была зажатость какая-то внутренняя. Не знаю как на других инструментах, я думаю точно так же, если, предположим, напряжен мизинец правой ноги, то напряжен и мизинец левой руки. Еще мне понравился Михайловский Никита из Санкт-Петербурга. Я член жюри, я угадал в нем трубача. Рядом со мной сидел молодой музыкант Алексей Корнильев. Я ему сказал: "Знаешь, у мальчика педагог хороший. Хотя я в духовых не много понимаю". Он мне говорит: "Нет, понимаете, раз поняли про педагога. Никита свободно играет, хорошо. У него действительно хороший педагог".