27.10.2007 | 00:00

Дирижер Саулюс Сондецкис о юных музыкантах: "На сцене мы служим им"

26 октября, в Московском международном Доме музыки состоялось открытие VIII конкурса юных музыкантов «Щелкунчик». После концерта первыми впечатленими с нашим корреспондентом поделился народный артист СССР дирижер Саулюс Сондецкис, член жюри конкурса «Щелкунчик», основатель Литовского камерного оркестра.

- Скажите, пожалуйста, какие у Вас остались впечатления от концерта?

- У меня еще будут впечатления, так как конкурс начнется завтра, 27 октября, и я буду членом жюри и буду слушать. Я не сомневаюсь, что будут огромные впечатления. А от этого концерта уже был букет лауреатов предыдущих конкурсов.
Знаете, я очень люблю выступать с молодыми ребятами-музыкантами, с детьми, с такими талантливыми детьми. Они нам, уже старым музыкантам, зрелым музыкантам, новый огонь добавляют, много радости приносят. Они такие свежие, они такие открытые, такие ярко-эмоциональные, так они переживают! После концерта ходили, расспрашивали: «Как я играл?». Я даже столько не замечал, сколько они хотели знать, что происходило. Такую заинтересованность, такую свежесть в своем искусстве только молодежь проявляет.
И, конечно, их надо поощрять, направлять, надо создавать стимулы, открыть перспективу. Для этого и служит «Щелкунчик». Я низко кланяюсь тем людям, которые поддерживают это начинание, которые уже восьмой год продолжают его с таким интересом и такой большой пропагандой через телевидение. Это большое дело и в эстетическом воспитании молодежи... В России видно серьезное отношение к культуре, артистическому будущему.
То, что «Щелкунчик» есть, нужно гордиться. Есть ли в другой стране нечто подобное? В другой стране мира такого конкурса я не знаю. Нет. Это большое дело. А то, что Россия всегда была богата талантами, это все знают.

- Еще один вопрос: Вам трудно было играть со «щелкунчиками»? Я разговаривала с руководителями оркестров, которые играли с «щелкунчиками», и, например, Александр Рудин говорил: «Для меня самое главное осторожность, потому что я всегда подстраиваюсь под ребенка». А Вы?

- А как же иначе? Иначе нельзя. Надо его раскрыть, надо помочь ему раскрыться. На сцене мы служим им, я ничего не навязываю. Попросила девушка играть медленнее - пожалуйста, медленнее, еще медленнее – значит, будем еще медленнее, чуть скорее – значит, скорее. Я все стараюсь запоминать четко, все стараюсь сделать так, как им нужно, как им удобно, чтобы они комфортно себя чувствовали на таком ответственном концерте. Очень приятно им аккомпанировать - они все талантливые, они все хорошо научены. Они все играют не хуже взрослых музыкантов. Я не чувствовал никакой неуверенности в ансамбле. Все было высокопрофессионально. Все что они делают, они делают на самом высоком музыкальном уровне.