07.11.2010 | 00:00

Детская площадка ("Эхо Москвы")

К. ЛАРИНА: Ну что же, мы с вами настроились уже на серьезную музыку с помощью песенки, которая сейчас у нас прозвучала. Продолжаем нашу «Детскую площадку». И напоминаю вам, дорогие друзья, что сейчас в Москве проходит XI Международный телевизионный конкурс юных музыкантов «Щелкунчик». Ну, 9 ноября состоится заключительный гала-концерт, в котором мы все узнаем имена победителей, которые получат первые премии – всякие золотые, серебряные и бронзовые «щелкунчики» и Гран-при, конечно. Сегодня у нас в гостях выдающаяся, не побоюсь этого слова, пианистка современности Катя Мечетина… Доброе утро, Катя.

Е. МЕЧЕТИНА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Катя – член жюри, как я понимаю, «Щелкунчика». Да?

Е. МЕЧЕТИНА: Наверное.

К. ЛАРИНА: Доброе утро. И наш юный музыкант, который пришел с инструментом в нашу студию, Максим Совран. Максим, доброе утро, здравствуй.

М. СОВРАН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Что там за инструмент у тебя? Расскажи, что это такое?

М. СОВРАН: Труба.

К. ЛАРИНА: Труба? Покажи, дай посмотрю. Покажи мне. Труба… Сколько ей лет-то? Она молодая, труба?

М. СОВРАН: Нет.

К. ЛАРИНА: Нет? А сколько?

М. СОВРАН: Лет 30.

К. ЛАРИНА: Да ты что?! То есть это такой инструмент, который специально ты выбирал, да?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Вот здесь так же важно иметь хороший инструмент, как, допустим, скрипка, я знаю, очень ценится, да?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: А здесь есть такие вот… труба, о которой ты мечтаешь?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Ну-ка, какая?

М. СОВРАН: О новой такой же.

К. ЛАРИНА: Новой. То есть здесь все-таки новая нужна, да?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: А почему ты трубу выбрал?

М. СОВРАН: У меня папа трубач просто.

К. ЛАРИНА: Труба звучала в детстве, да, дома?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: И что ты играешь?

М. СОВРАН: Я играю много произведений.

К. ЛАРИНА: Ну вот на конкурсе что ты играешь?

М. СОВРАН: На первом туре я играл Баха и Телемана. На втором туре – Арбана «Венецианский карнавал», и на третьем, надеюсь, буду играть Гумеля.

К. ЛАРИНА: Что ты так засомневался? Ну, будешь играть? Будешь.

М. СОВРАН: Надеюсь, да.

К. ЛАРИНА: Катя, ты услышала Максима?

Е. МЕЧЕТИНА: Нет, дело в том, что я член жюри по секции пианистов.

К. ЛАРИНА: Ну понятно, да, да, да.

Е. МЕЧЕТИНА: А объединимся мы все вместе, чтобы прослушивать всех финалистов, только уже на финальном туре, как раз который будет в прямом эфире в этом году. Замечательно, что канал «Культура» транслирует в прямом эфире финал конкурса «Щелкунчик». И вот тогда уже все специальности жюри объединятся, то есть пианисты будут слушать и струнников, и всех пианистов…

К. ЛАРИНА: Друг друга все услышат наконец-то.

Е. МЕЧЕТИНА: Да, наконец-то все услышат всех финалистов, 9 человек их будет. И очень ждем, очень интересно.

К. ЛАРИНА: Ну, дорогие друзья, у нас есть сегодня билеты на заключительный концерт, на 9-е число. Пара билетов. Ну, для тех, кто очень сильно постарается и ответит на какой-нибудь очень заковыристый вопрос. Ну а для большинства наших слушателей, которые тоже примут участие в нашем небольшом розыгрыше, также вы увидите замечательные подарки, именно увидите, поскольку это DVD-диски «Музыкальный фестиваль «Crescendo»… (неразб.) русских сезонов в Париже. Здесь вот три диска с замечательными исполнителями, с музыкантами, с оркестрами, которые вы и посмотрите у себя дома. Давайте мы немножечко познакомимся вообще с этим элитарным искусством исполнительским. Я думаю, что здесь Катя немножечко расскажет о том, как начинался ее творческий путь. Тем более вот молодой человек… Ты знаешь вообще, кто такая Катя, Максим?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Да? Она играет на пианино, ты знаешь. Да?

М. СОВРАН: Да, я знаю.

Е. МЕЧЕТИНА: На фортепиано, Ксения, разрешите поправлю, да.

К. ЛАРИНА: Ты слышал когда-нибудь Катю?

М. СОВРАН: Да, слышал.

К. ЛАРИНА: Ну и как?

М. СОВРАН: Хорошо.

К. ЛАРИНА: Впечатляет?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Приятно слушать и смотреть?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Я знаю, что Катя выступать начала тоже года в 4, наверное. Да?

Е. МЕЧЕТИНА: Ну да, у меня такой типичный, в общем, вундеркиндский путь, хотя в то время, к счастью, я этого совершенно не понимала. Я из музыкальной семьи тоже, как и Максим, это тоже совершенно типичная история. У меня родители оба музыканты профессиональные. В 4 годы, в совершенно несознательном возрасте, уже начала обучение, и мама со мной уже начала заниматься, но я этого не помню. А в 7 лет поступила в ЦМШ (Центральную музыкальную школу), ну и так далее – Московская консерватория, московская аспирантура…

К. ЛАРИНА: То есть мама дома занималась в основном?

Е. МЕЧЕТИНА: Ну, мама вначале, первые буквально два – три года. А потом уже к педагогу, к Тамаре Леонидовне Колосовой, в ЦМШ поступила. И дальше консерватория, аспирантура консерватории. Все очень типично. Международные конкурсы, начиная с 10 лет и до определенного предела.

К. ЛАРИНА: Такая скромная-скромная. Я видела Екатерину на сцене в концерте в Сережей Антоновым. И это не только надо слышать, но это надо и видеть, потому что Екатерина невероятно страстная пианистка.

Е. МЕЧЕТИНА: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Это отдельное качество, за это ценятся нынешние музыканты. Я знаю, что это такая вещь затратная. Катя, а вы помните свое первое выступление, самое первое?

Е. МЕЧЕТИНА: Самое первое – мне было 5 лет.

К. ЛАРИНА: И не помните ничего, да?

Е. МЕЧЕТИНА: Очень смутное ощущение чего-то важного в происходящем. Но я очень хорошо помню свое первое выступление с оркестром, вот, кстати, то, что предстоит участникам финала «Щелкунчика». Для многих это будет впервые. Вот выступление с оркестром – это был такой осознанный уже прорыв на новый уровень. Я очень серьезно готовилась, я слушала записи, как другие музыканты взрослые играют с оркестрами, даже пыталась одновременно с ними, с пластинкой одновременно играть, тренировалась каким-то образом. Вот мне было 8 лет тогда. Ну вот нынешние «щелкунчики», может быть, в основном чуть постарше, но все равно вот такое серьезное будет для них испытание.

К. ЛАРИНА: А вообще конкурс – это полезное такое занятие для музыканта?

Е. МЕЧЕТИНА: Это все зависит от каждого музыканта индивидуально, от его нервного склада. Для кого-то это очень полезно, потому что это, в общем-то, это единственный стимул заниматься. Потому что, как мы знаем, дети заниматься обычно не очень любят, это не секрет. Это какие-то необычные исключения бывают раз на тысячу людей, когда ребенок действительно с фанатизмом сидит или стоит, в зависимости от инструмента, и занимается круглые сутки. Но большинство нормальных здоровых детей, они любят, в общем-то, другое в жизни – развлечения.

К. ЛАРИНА: Конечно, конечно.

Е. МЕЧЕТИНА: А это все-таки серьезная работа. И поэтому конкурсы вот для таких детей могут стать стимулом, потому что это азарт, это желание показать себя, показать, на что ты способен, показать и другим, и самому себе что-то доказать. А если у ребенка более, скажем так, подвижная нервная система, то конкурсы могут стать иногда и вредными, особенно если конкурс не слишком удачно сложился. Тут, конечно, нужно всех предостеречь. И вот я как многократный участник конкурсов, и удачных, и неудачных, всякие бывали, я научилась со временем это переживать, и хочу сказать, что неудача совершенно не означает неудачу в реальности. Потому что, как говорил поэт, «пораженья от победы ты сам не должен отличать». Вот это вот действительно та самая ситуация. Мы не знаем, что к чему приведет. Иногда поражение каким-то чудесным образом выведет нас на другой уровень творчества или самосознания, а иногда победа может нам помешать, привести к какой-нибудь, не дай Бог, звездной болезни. Ну, это простые вещи, но их, конечно, детям нужно знать.

К. ЛАРИНА: А элементы вообще везения играют какую-то роль?

Е. МЕЧЕТИНА: Очень большую, очень большую. Мы не можем предугадать даже, какое самочувствие будет на сцене, это зависит от миллиона разных факторов, и вообще такое дело, свыше нисходящее. Конечно, это все настолько связано и с везением, и с удачей, просто вот как звезды расположатся. Но, конечно, самый такой верный рецепт – это хорошо подготовиться. Чем лучше ты готов, тем меньше будет отрицательных факторов.

К. ЛАРИНА: Кать, а расскажите немножечко о конкурсантах, вот кого вы слышали. Есть для вас какие-то интересные ребята, да?

Е. МЕЧЕТИНА: Я слышала пока что, повторюсь, только пианистов. Там есть очень интересные дети, просто некоторые поразили, вот буквально поразили. Ну я практически не сомневаюсь, что мы их услышим в финале.

К. ЛАРИНА: А там набор каких-то обязательных произведений нужно играть?

Е. МЕЧЕТИНА: Нет-нет, там нужно сыграть и на первом туре 7 минут, и на втором туре 7 минут.

К. ЛАРИНА: И не важно, какая музыка, да?

Е. МЕЧЕТИНА: Это может быть одна пьеса, это могут быть две разнохарактерные пьесы. Это уже на выбор участника. А в финале все играют часть концерта с оркестром. По причинам прямого эфира тоже достаточно ограничены во времени участники. Ну, у каждого это будет какая-то либо первая, либо третья часть определенного концерта для его инструмента с оркестром. Им, конечно, будут предоставлены репетиции, они будут, как взрослые, готовиться. Очень серьезно.

К. ЛАРИНА: Страшно. А ты с оркестром уже выступал, Максим?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Ну как?

М. СОВРАН: Прекрасно.

К. ЛАРИНА: А вообще это, наверное, ощущение такой власти над взрослыми людьми, вокруг тебя все стоят – взрослые дяди и тети, да? Здорово!

М. СОВРАН: Да нет, волнения просто на сцене немного меньше с оркестром почему-то.

К. ЛАРИНА: Серьезно? Сачкануть можно. Действительно, когда ты один с трубой стоишь, кто тебе поможет? А тут может прикрыть кто угодно из оркестра, да? Действительно.

М. СОВРАН: Ну да.

К. ЛАРИНА: Ну вот Максим с трубой пришел. Я понимаю, что это тоже такая незавидная участь. А вот Катя, слава тебе, Господи, не может пианино принести с собой в студию или в компанию. Да? Хотя я уверена, что наверняка, когда с друзьями, если есть рядом инструмент, наверняка просят чего-нибудь сыграть.

Е. МЕЧЕТИНА: Вы знаете, нет. Как ни странно, нет. Как-то все понимают… Знаете, замечательно в свое время сказал, я сейчас, к сожалению, забыла, кто именно это был… Это кто-то был из великих скрипачей XIX века. Когда его пригласили на званый ужин, он с удовольствием принял приглашение, а потом приглашающая сторона, так называемая, хозяин дома сказал: «Захватите, пожалуйста, с собой скрипку». Он сказал: «Вы знаете, моя скрипка не ужинает».

К. ЛАРИНА: Молодец, хорошо.

Е. МЕЧЕТИНА: Дело в том, что, когда я встречаюсь с друзьями, все прекрасно понимают, что это не развлечение, это, в общем, работа, и делать ее я всегда стараюсь на совесть, а не для развлечений. Я знаю, что есть музыканты, которые любят в компании поиграть легкую музыку, в частности джаз. Но вот мне не повезло, Богом не дано, я не умею играть джаз. Вот так вот. Так что меня в компании просят выступить очень редко.

К. ЛАРИНА: Ну подождите, но для себя, для души, что называется, вы же как-то подходите…

Е. МЕЧЕТИНА: Для души я скорее слушаю, чем играю.

К. ЛАРИНА: А, вот так… Тогда мне интересны вот ваши пристрастия. Кого вы любите?

Е. МЕЧЕТИНА: О, вы знаете, это совершенно не только классическая музыка. Я вот человек, который за рулем, и за рулем классику слушать вообще не могу. Так отвлекает от дороги, что просто опасно для других участников движения. Поэтому я слушаю хорошую поп-музыку, хорошую рок-музыку. Очень увлекалась в свое время группой «Beatles», очень уважаю Майкла Джексона. Ну, в общем, такие, вполне традиционные пристрастия.

К. ЛАРИНА: Хороший вкус.

Е. МЕЧЕТИНА: Люблю бразильскую босанову. Не люблю тяжелую музыку, а все остальное, все, что хорошо, все, что талантливо, с удовольствием слушаю.

К. ЛАРИНА: Максим, а ты что любишь, какую музыку слушаешь?

М. СОВРАН: Я предпочитаю Майкла Джексона. У меня просто сестра на нем… с фанатизмом… Меня тоже пристрастила.

К. ЛАРИНА: Понятно. Так…

М. СОВРАН: Еще мне нравится Кристина Агилера и Джастин Тимберлейк. Ну, они все такие легкие, талантливые, мне очень нравятся.

К. ЛАРИНА: А ты пробовал на своем инструменте играть какую-нибудь такую популярную музыку легкую?

М. СОВРАН: Да, но у меня не очень…

К. ЛАРИНА: Не очень? А хотелось бы научиться?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Ну давай, что-нибудь покажи, раз уж… инструменту нужно же прозвучать у нас в эфире. Давай.

М. СОВРАН: Я сыграю «Венецианский карнавал», одна из вариаций.

К. ЛАРИНА: Давай.

(ИГРАЕТ НА ТРУБЕ.)

М. СОВРАН: Ну и так далее.

К. ЛАРИНА: Молодец! Молодчина, молодчина. С удовольствием сыграл. Видно, что любит человек. Ну что, давайте разыгрывать подарки и призы, которые у нас тут есть, дорогие друзья. Да? Так… В каком году конкурс «Щелкунчик» отмечал свой 10-летний юбилей? Ответ: в прошлом, 2009-м… Ну, этот вопрос просто мы произнесли. Давайте так. Имя какого русского композитора носит концертный зал, в котором пройдет 9 ноября финал конкурса «Щелкунчик»? О! Можно наушники взять, Кать, чтобы слышать ответы. Я напомню телефон прямого эфира: 363-36-59. Ну, на этот вопрос вы должны уже, дорогие друзья, ответить в прямом эфире. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здрасте.

К. ЛАРИНА: Здрасте.

СЛУШАТЕЛЬ: Чайковский.

К. ЛАРИНА: И это правильный ответ! И тебя зовут?..

СЛУШАТЕЛЬ: Яша.

К. ЛАРИНА: А ты играешь на чем-нибудь, Яш?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: На чем?

СЛУШАТЕЛЬ: На пианино.

К. ЛАРИНА: Молодец. Серьезно занимаешься музыкой или так?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: То есть будущий пианист?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Хорошо, верим. Яша, записали тебя в победители. Назовите, пожалуйста, возраст самого юного участника нынешнего конкурса? А там, кстати, есть ограничение нижнее, Кать?

Е. МЕЧЕТИНА: Нижнего нет.

К. ЛАРИНА: То есть там до 14 лет, да?

Е. МЕЧЕТИНА: Да.

К. ЛАРИНА: А внизу может быть хоть 5, хоть 3, если ты вундеркинд?

Е. МЕЧЕТИНА: Сколько угодно. Причем в условиях конкурса написано, что возрастные различия участников жюри в расчет брать не должны. То есть если выйдет 7-летний уникум и сыграет лучше 13-летнего подростка, то он получит приз.

К. ЛАРИНА: Ну что же, возраст самого юного участника нынешнего конкурса? Давайте я дам варианты ответа: 8 лет, 9 лет или 10 лет. Выбирайте правильный. 363-36-59. Алло, здравствуйте. Алло? Алло? Нет никого, еще пробуем. Алло, здравствуйте. Алло? Очень долго. Еще пробуем. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. 8 лет.

К. ЛАРИНА: Нет, к сожалению, не 8. Я спрашивала вас: 8, 9 или 10? 8 – неправильно. Как вы думаете, что правильно? Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Девять?

К. ЛАРИНА: Девять, девять, девять. Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Артем.

К. ЛАРИНА: Артем, а тебе сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне – 13.

К. ЛАРИНА: Играешь на чем-нибудь?

СЛУШАТЕЛЬ: На кларнете.

К. ЛАРИНА: Ух ты! Серьезный музыкант, на кларнете. Это же духовой инструмент?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Деревянный духовой инструмент.

К. ЛАРИНА: А что играешь, какие произведения?

СЛУШАТЕЛЬ: Вебера играю… (неразб.). Специализированную музыку для кларнета.

К. ЛАРИНА: А скажи, пожалуйста, ты в музыкальной школе какой учишься? В Петербурге, я вижу по телефону, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Ну что же, молодец. В каком классе?

СЛУШАТЕЛЬ: В 6-м.

К. ЛАРИНА: И дальше будешь с музыкой свою жизнь связывать, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Ну мы тебе желаем удачи.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: А ты в конкурсах принимал участие уже каких-нибудь?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: И как? Успешно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Ну молодчина! Спасибо тебе большое.

СЛУШАТЕЛЬ: До свидания.

К. ЛАРИНА: Пока, пока. Вот в Петербург отправляем посылочку. Какие люди звонят серьезные. А тебе сколько лет?

М. СОВРАН: 13.

К. ЛАРИНА: А 9 кому?

Е. МЕЧЕТИНА: У пианистов был ребенок 9-летний.

М. СОВРАН: Из США.

К. ЛАРИНА: Из Америки, да?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Ты слышал его?

М. СОВРАН: Да.

К. ЛАРИНА: Ну и как?

М. СОВРАН: Ну, впечатлило.

К. ЛАРИНА: Это вундеркинд, наверное, какой-нибудь.

Е. МЕЧЕТИНА: Ну они все в своем роде вундеркинды. И вообще, конечно, когда ребенок в 9 лет уже способен пройти отборочный тур на «Щелкунчик», это уже очень много.

К. ЛАРИНА: А вы вундеркиндом были, Кать?

Е. МЕЧЕТИНА: Безусловным, да. Хотя, слава Богу…

К. ЛАРИНА: Это кончилось.

Е. МЕЧЕТИНА: …Спасибо родителям и педагогам, не воспитали никакой звездной болезни, потому что это очень вредная вещь.

К. ЛАРИНА: Так, следующий вопрос. Что в переводе на русский язык означает фамилия великого немецкого композитора Баха? Итак, что такое Бах по-русски? 363-36-59. Алло, здравствуйте. Алло? Алло? Нет никого, еще пробуем. Переведите нам, пожалуйста, с немецкого на русский. Алло, здравствуйте. И тут никого… алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Это «ручей».

К. ЛАРИНА: Это «ручей». И вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Света.

К. ЛАРИНА: А вам сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – взрослая, но у меня ребенок в музыкальную школу ходит.

К. ЛАРИНА: А ребенку сколько?

СЛУШАТЕЛЬ: 12.

К. ЛАРИНА: На чем он играет-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Он на фортепиано играет.

К. ЛАРИНА: Как зовут ребенка?

СЛУШАТЕЛЬ: Максим.

К. ЛАРИНА: Тоже Максим, да? Ну и как, талантливый человек? Скажите.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, очень серьезный.

К. ЛАРИНА: Переживаете за него?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

К. ЛАРИНА: На конкурсе уже были каком-нибудь?

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, не были. За школьные вроде получал грамоты…

К. ЛАРИНА: Ну что ж, желаем вам успехов.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Спасибо вам большое. Тоже, конечно же, подарок вы получите. В каком городе проводится Международный конкурс имени Шопена? Ну, можно догадаться. Если Шопен, то где обычно это происходит? 363-36-59 – телефон прямого эфира. И мы ждем от вас правильного ответа. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. В Варшаве.

К. ЛАРИНА: В Варшаве, правильно. И зовут тебя?

СЛУШАТЕЛЬ: Даша.

К. ЛАРИНА: Ну а ты что-нибудь делаешь в музыке, уже совершила подвиг?

СЛУШАТЕЛЬ: Не совсем. Я раньше играла на пианино, а сейчас профессионально большим теннисом занимаюсь.

К. ЛАРИНА: Вот такой вот выбор. Как же это произошло?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, меня родители отвели… Я тогда была маленькая, меня родители особо не спрашивали. У них стоял выбор, в какой вид спорта меня отдать, и они выбрали теннис.

К. ЛАРИНА: И ты полюбила теннис больше, чем музыку, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Ну тогда надеемся увидеть тебя где-нибудь в качестве призера Олимпийских игр. Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Наверное.

К. ЛАРИНА: Получится?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я думаю.

К. ЛАРИНА: Давай, давай, работай дальше. Спасибо большое за звонок. Следующий вопрос. Какой предмет в музыкальной школе изучает творчество русских и зарубежных композиторов? Ну, я думаю, что тут легко догадаться. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Это сольфеджио.

К. ЛАРИНА: Нет, не сольфеджио. А что сольфеджио изучает? Максим, скажи мне.

М. СОВРАН: Ну, изучает ритм, вот все так… характеризует большинство музыки. Не о чем музыка, а… ну как вам? Разбирает музыку…

К. ЛАРИНА: Из чего она сделана.

М. СОВРАН: Да, из чего она сделана.

К. ЛАРИНА: Да, да, да. Ну и как, любишь ты сольфеджио?

М. СОВРАН: Ну да.

К. ЛАРИНА: Катя, а у вас-то что было, пятерка, по сольфеджио?

Е. МЕЧЕТИНА: По сольфеджио – да.

К. ЛАРИНА: А вот по этому предмету, про который мы спрашиваем?

Е. МЕЧЕТИНА: Тут сложнее. Там память хорошая требовалась и очень много зубрежки. Очень сложный предмет. Экзамены всегда страшные были по этому предмету.

К. ЛАРИНА: Что же это за предмет такой страшный, который изучает творчество русских и зарубежных композиторов? Давайте-ка назовем уже его. Алло, здравствуйте. Алло? Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здрасте.

К. ЛАРИНА: Здрасте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это музыкальная литература.

К. ЛАРИНА: Музлитература, правильно! Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей.

К. ЛАРИНА: Алексей, ты тоже в музыкальной школе учишься?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: В какой?

СЛУШАТЕЛЬ: Я учусь в Музыкальной школе номер 8 имени Аркадия Островского.

К. ЛАРИНА: А на чем работаешь?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – на скрипке.

К. ЛАРИНА: Ух ты! На скрипке. И как успехи?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот… нормально все пока.

К. ЛАРИНА: Подожди. Ну ты любишь слушать музыку скрипичную, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, люблю.

К. ЛАРИНА: А какой любимый у тебя исполнитель на скрипке, скрипач?

СЛУШАТЕЛЬ: Николо Паганини.

К. ЛАРИНА: Хороший, да, да, да…

Е. МЕЧЕТИНА: Интересно, он слышал его когда-нибудь?

СЛУШАТЕЛЬ: Я слышал, да. У меня диск есть даже.

К. ЛАРИНА: Вот так вот. А играл когда-нибудь Паганини?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, пока не играл.

К. ЛАРИНА: Ну что, на концерт, что ли, тебя позвать?

СЛУШАТЕЛЬ: Че?

К. ЛАРИНА: Че? На концерт позвать тебя, на заключительный концерт конкурса «Щелкунчик»?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Да? Придешь?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: С мамой или с папой?

СЛУШАТЕЛЬ: С сестрой. И с мамой.

К. ЛАРИНА: Ну два билета только у меня.

СЛУШАТЕЛЬ: …ну ладно.

К. ЛАРИНА: Да? Разберетесь там?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

К. ЛАРИНА: Окей, хорошо, все записали. Ну что, еще один вопрос задать? Давайте последний. Какой музыкальный инструмент называют королем инструментов? 363-36-59. Пожалуйста. Кто ответит на этот вопрос? Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Фортепиано.

К. ЛАРИНА: Чуть-чуть нет. Есть еще кое-что. Огромный. Да? Это огромный же инструмент?

Е. МЕЧЕТИНА: Совершенно верно. Намного больше, чем фортепиано.

К. ЛАРИНА: Алло, здравствуйте. Алло? Нет никого, еще пробуем. Алло, здравствуйте. Алло? Ну?

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть, орган?

К. ЛАРИНА: Орган, правильно! Это кто говорит?

СЛУШАТЕЛЬ: Степа.

К. ЛАРИНА: Степа, дорогой! Ответ верный! Это орган. Спасибо тебе, друг Степа. И у нас Степа тоже получает призы. А почему считается орган королем инструментов?

Е. МЕЧЕТИНА: Ну, в частности, из-за размера и потом из-за того, что это один из самых старинных инструментов, он еще был задолго до того, как…

К. ЛАРИНА: Катя, а вы играли?

Е. МЕЧЕТИНА: Вы знаете, никогда не пробовала. Органов так мало, во-первых, и сами-то органисты мечтают играть на настоящем большом органе, а не на электрооргане, как они в классах это делают. И поэтому, конечно… ну это совсем другой инструмент, там и ногами играют, там и клавиатура ножная есть, педальная. Нет. Вот на клавесине доводилось, конечно. А вот на органе как-то нет.

К. ЛАРИНА: На старинных играли инструментах?

Е. МЕЧЕТИНА: На фортепиано или на клавесине?

К. ЛАРИНА: На клавесине и на фортепиано.

Е. МЕЧЕТИНА: Да, да, конечно, приходилось.

К. ЛАРИНА: Ну и как, передается что-нибудь из прошлых веков через пальцы?

Е. МЕЧЕТИНА: Ну, другие ощущения, просто другие инструменты. Да, что-то такое… немножко музейное, конечно, ощущение. У нас уже все совсем по-другому, в XX – XXI веке.

К. ЛАРИНА: Кать, естественно, хочу спросить, когда вас можно увидеть в ближайшее время в Москве? Будете ли выступать?

Е. МЕЧЕТИНА: Выступать – да. Ближайший концерт будет 12 декабря, если я не ошибаюсь. Это будет в Концертном зале Российской Академии музыки имени Гнесиных. А затем во второй половине сезона, то есть после Нового года, будут тоже еще концерты. Сейчас не вспомню даты, извините, у меня столько всего в голове.

К. ЛАРИНА: Хорошо…

Е. МЕЧЕТИНА: Ну, конечно, я постоянно играю в Москве.

К. ЛАРИНА: Значит, я очень рада, что мы с вами познакомились.

Е. МЕЧЕТИНА: Мне тоже очень приятно.

К. ЛАРИНА: Хочу вас потом позвать на взрослую площадку уже, чтобы поговорить о музыке подробнее.

Е. МЕЧЕТИНА: Спасибо. С удовольствием приду в гости.

К. ЛАРИНА: Итак, на этом мы завершаем нашу творческую встречу. Желаем нашему замечательному трубачу успехов и победы. Ну и всем участникам конкурса «Щелкунчик» победы, удачи, удачного выступления. И чтобы дальше вы, несмотря на то, чем это все кончится в этот раз, шли дальше и становились настоящими большими музыкантами. Спасибо вам большое.

М. СОВРАН: Спасибо.