26.10.2012 | 21:13

"Участь Электры" впервые на российской сцене

 

В эти минуты в Российском молодежном театре дают премьеру. Худрук РАМТа Алексей Бородин уместил в трех действиях одного спектакля трилогию Юджина О’Нила «Траур – участь Электры». Она знаменита во всем мире, но не в России. Это трагедия о жизни нескольких поколений американской семьи Мэннонов. История навеяна древнегреческим мифом об Электре, убившей мать за то, что та отравила мужа – отца микенской царевны. Специально для российской постановки был сделан оригинальный перевод текста американского драматурга. Рассказывают «Новости культуры».

Колоссальную по объему трилогию Юджина О’Нила до размера трехчасового спектакля спрессовали без жертв. Сохранены все основные линии этой трагической истории, развернувшейся в середине XIX века в Америке. Но в происходящем на сцене «читается» и современность.

«Все устремления этих героев, как и наши с вами, чаще всего оборачиваются такой катастрофой, на которую мы можем смотреть не как на безысходную историю, в которой нет выхода, а как на человеческое существование вообще», – поясняет режиссер-постановщик, художественный руководитель Российского академического молодежного театра Алексей Бородин.

«Мы попытались, учитывая сегодняшнее время, учитывая сегодняшних людей, ситуации сегодняшнего дня, посмотреть на эту историю. Потому что, как мне кажется, О'Нил брал миф как основу, как систему неких взаимоотношений этой семьи. Но он дает свое время, а мы даем свое», – говорит актриса РАМТ Мария Рыщенкова.

Герои существуют в постоянно меняющемся пространстве. Декорации построены так, что словно из ниоткуда возникают новые стены. Они образуют и дом, и порт, и каюту. Они будто серо-черная воронка, все глубже засасывающая персонажей в трагедию. Возникает ощущение черно-белого фильма, единственным яркоим пятном в котором оказывается жаждущая новой жизни Кристина. Она в зеленом, как задумал сам О'Нил.

Выразительный жест, сообщающий зрителю, что персонаж вот-вот погибнет, был придуман совсем недавно, во время репетиций.

«Это самое прекрасное, если пространство и само действо так ведет-ведет и еще что-то подсказывает. Вот этим очень интересен выпускной период, когда до конца сохраняется для нас тайна», – признается художник-постановщик, народный художник России Станислав Бенедиктов.

Пожалуй, самая главная тайна этой трагедии – жить в любых, самых крайних обстоятельствах. Даже зная, что выхода нет, просто жить, пока занавес не опущен.