26.10.2012 | 20:48

На бывшей телефонной станции родится "Новая жизнь"

 

В Москве заявила о себе необычная арт-площадка. Заброшенное здание начала ХХ века, осыпавшаяся штукатурка, стены со следами нескольких слоев краски – современное искусство на фоне руин. В столичной галерее «Система» считают, что в такой атмосфере диалог старого и нового звучит более остро. Отдельный проект посвятили творчеству Владимира Мартынова. Философ, теоретик искусства, композитор, в полный голос заявивший о «конце времени композиторов», не только представляет свою музыку, но и теоретически готовит публику к ее восприятию. Рассказывают «Новости культуры».

На этой площадке вешалка пустует. В старой башне Первой московской телефонной станции нет отопления, публика в пальто. По замыслу авторов проекта, только в таком месте, среди полуразрушенной красоты прошлого может родиться Vita Nova – «Новая жизнь». Именно так называется цикл, полностью посвященный творчеству Владимира Мартынова.

«Все, что происходит сейчас в Москве, мне кажется неким болезненным ответвлением от сакрального воздействия музыки. И я решила уговорить Владимира Ивановича создать цикл лекций просветительских и концертов для того, чтобы люди могли услышать иную музыку», – говорит куратор проекта Екатерина Хольм.

Иную музыку композитор вписывает в историю мировой культуры. Его презентация – об итальянском ренессансе, мировоззрении модерна, григорианских песнопениях, индийских мантрах, цивилизационных рубежах. Таков контекст его оперы «Упражнения и танцы Гвидо», фрагменты которой звучали в этот вечер.

«Опера о Гвидо Аретинском, об изобретателе сольмизации. Это человек, который изобрел ноты, названия нот: до-ре-ми-фа-соль-ля. И вся интрига в опере заключается в том, что эти ступени музыкальные связаны со ступенями восхождения души к Богу», – поясняет композитор Владимир Мартынов.

В основе – тексты самого Гвидо Аретинского – средневекового теоретика музыки. Исполняется опера на латыни, чтобы слушатели даже не пытались понять значения слов. И автор, и музыканты уверены: для этого сочинения необходим особый настрой публики.

«Самое главное – это открытость публики и желание принять ту весть, которую музыканты принесут сейчас. И в этой музыке, мне кажется, эта весть – главное», – отмечает народная артистка России Татьяна Гринденко. 

Свои сочинения Владимир Мартынов не считает операми в традиционном смысле. Для него это ритуальные действа, которые должны менять мир. Для своей роли Мартынов, провозгласивший конец композиторской музыки, находит особое определение.

«Я скорее диджей. Только не в поп-музыке, а в академической музыке. Я приношу с собой портфель огромный портфель, как диджей. Он с пластинками, а я приношу с огромными текстами чемодан», – признается он.

Серия лекций и концертов – только ступень. Публику, да и музыкантов готовят к главному произведению проекта – опере Владимира Мартынова «Vita Nova». Постановку планирует осуществить дирижер Владимир Юровский. Он уже представлял это сочинение в Лондоне и Нью-Йорке. Теперь уверен – для «Новой жизни» нужно создавать специальный театр.

«Это будет специальный оркестр. Не имеющий базу в каком-то конкретном месте. Люди будут набираться специально на один проект. Это будет относиться и к хору, и к певцам и ко всему остальному», – поясняет Владимир Юровский.

В Москве «Новую жизнь» планируют представить через год. Главная сложность для творческой группы – найти режиссера, способного создать не просто театральное действо, а мистерию, как и задумано Владимиром Мартыновым.