26.10.2012 | 15:26

Владимир Деревянко: "Большой балет" - это не шоу и не конкурс. Это о культуре"

Блистательный танцовщик, любимец Галины Улановой, «волшебное создание», как окрестил его когда-то легендарный Марсель Марсо, отдавая дань техническому совершенству и актерскому мастерству, Владимир Деревянко за свою творческую карьеру работал с мэтрами хореографии – Юрием Григоровичем, Уве Шольцем, Джоном Ноймайером. Сегодня он является художественным руководителем балетной труппы флорентийского Teatro Communale. Мастер нечасто балует поклонников высокого искусства своими визитами на родину – последний раз он приезжал в Москву четыре года назад, и вот теперь Владимир Ильич вернулся в российскую столицу специально для участия в проекте «Большой балет» в качестве члена жюри. От его строгого взгляда профессионала не уйдет ни одна, даже самая, казалось бы, незначительная деталь конкурсного номера. Именно его комментариев участники всякий раз будут ждать с особым трепетом и волнением. При этом подавляющее большинство зрителей останутся очарованными непосредственностью и честностью его суждений. В своем плотном графике Владимир Деревянко нашел время, чтобы ответить на несколько вопросов о проекте «Большой балет».

- Владимир Ильич, скажите, пожалуйста, для вас «Большой балет» - это конкурс или все-таки шоу?

- Это скорее программа о культуре, в которой искусство, балет и, прежде всего, современный балет объясняется публике. Здесь есть не только танцовщики, но и жюри, которое высказывает свое мнение. То есть не просто выставляет баллы, а объясняет, почему понравился или не понравился тот или иной исполнитель. Поэтому публике будет проще понять как итоговые оценки, так и сами номера. Как правило, почти у всех членов жюри мнения совпадали – то есть не было такого, что один ставит десять баллов, а другой ставит два. Думаю, что этот проект отражает актуальный балет во всех его проявлениях. Начиная с того, как это снято, кто участвует, и заканчивая конкурсным репертуаром. Зрители увидят очень интересную современную хореографию – это крайне важно. Так что это не шоу и не конкурс. Это о культуре!

- Мы пристально следили за вами из-за кулис «Большого балета», и надо сказать, что вы проявили себя как самый строгий, но в то же время справедливый член жюри…

- Ну, я не знаю, справедливый или нет. Я просто думаю, что каждый человек должен достаточно откровенно говорить то, что он думает, и не стесняться своего вкуса, своего мнения. Нужно просто быть честным.

- Вы общались с конкурсантами за сценой? Может быть, они обращались к вам за советом, рекомендацией?

- Нет. Не сложилось. Зато удалось поговорить с их хореографами после завершения съемок.

- Признайтесь, кто из участников поразил вас больше всех?

- Я сейчас не могу говорить об этом. Но есть двое или даже, может быть, трое конкурсантов, которые меня удивили. С ними я, возможно, хотел бы встретиться и после завершения конкурса, чтобы поработать на большой сцене. Правда, пока не знаю, получится ли. Пусть это останется загадкой (улыбается).

- Но вы будете следить за карьерой участников «Большого балета»?

- Обязательно. Я думаю, это очень интересно, потому что, повторюсь, есть как минимум две очень яркие индивидуальности.

- Несмотря на то, что вас разделяет существенное расстояние? Вы живете в Италии, ребята – в России…

- Да, я понимаю, но сегодня есть Интернет, Skype, YouTube, и всеми этими инструментами я активно пользуюсь. Поэтому думаю, что проблем в этом смысле не будет.

- Кстати, об Интернете. Мы получили отзывы от некоторых телезрителей о том, что условия, в которых оказались участники проекта, были изначально неравными. Одни исполняют хорошо отрепетированные номера, другие – подготовленные всего за несколько дней…

- Все правильно. Вы знаете, все участники – взрослые артисты, им за 18 лет. Я думаю, каждый из них за время проекта показал все, на что способен. Никто к этому конкурсу не отнесся, так сказать, на половину или на четверть своих возможностей. Все продемонстрировали максимум, выложились на сто процентов. Каждый – по возможностям, по обстоятельствам, ведь ситуации у всех были разные. Действительно, многим приходилось готовить номер всего за несколько дней, и иногда, между прочим, были очень удачные работы, отрепетированные в совсем короткий срок. У кого-то из участников был один день на подготовку, у кого-то – десять, но судить их все равно будет публика.

- Владимир Ильич, если бы вам сейчас было двадцать с небольшим, вы бы согласились участвовать в таком проекте?

- С удовольствием! Я вообще участвовал в чем-то подобном, но тогда, конечно, было совсем другое время. Были интернациональные конкурсы, на которых судьи просто выставляли оценки без пояснений, и участники не понимали, почему один прошел в следующий тур, а другой нет. А здесь все открыто, мы озвучиваем свои суждения, комментируем номера и свои баллы.

- Как вы полагаете, в чем главная ценность такого проекта для балета, для культуры, для телевидения?

- Прежде всего, для балета и для культуры. Впрочем, и для телевидения, конечно, тоже. Телевидение входит в дом каждого человека, и это очень сильный инструмент, который помогает говорить о каких-то важных вещах. Причем зачастую он используется в неправильных направлениях, а этот проект сделан на хорошем европейском уровне и с очень правильным посылом. Поэтому мне было крайне интересно принимать в нем участие.

Все материалы о проекте «Большой балет»>>>

Александра Мартынова
tvkultura.ru