23.01.2012 | 11:18

Дирижер Пааво Ярви принял приглашение Дениса Мацуева выступить в серии его сольных концертов

Для пианистов выступление с оркестром – это особое удовольствие. И Денис Мацуев свой именной цикл концертов выстроил таким образом, чтобы слушатели познакомились и с оркестрами экстра-класса, и с дирижерами столь же высокого уровня. В минувшую пятницу в Большом зале столичной консерватории выступил представитель известной музыкальной династии – маэстро Пааво Ярви. За пультом Российского национального оркестра и в тандеме с Денисом Мацуевым он творил на концертной сцене чудеса. Рассказывают «Новости культуры».

Пааво Ярви в Москве нечастый гость. В 17 лет он переехал в Америку, сейчас возглавляет оркестр в Париже. Гражданин мира, он в душе и по паспорту остается эстонцем. И свое выступление начал с пьесы эстонского композитора Эркки-Свен Тююра, в которой ощутимо влияние рок-музыки. Мимо рока не прошел в юности и сам Пааво Ярве.

«Это не было серьезно, но немного открыло другое мышление, – вспоминает дирижер. – Экспериментировали с другими звуками, другой музыкой. Это и сейчас помогает».

Пааво Ярви не боится никаких экспериментов. Идея Мацуева сыграть 2-й концерт Чайковского пришлась ему по душе. Это и продолжение семейной традиции – его отец Нейме Ярви исполнял его с легендарным пианистом Шурой Черкасским. К тому же этот концерт очень сдружил с Мацуевым,

«С Пааво Ярви мы играли его в Америке с его оркестром в Цинцинати, с оркестром де Пари, теперешним оркестром, – рассказывает Мацуев. – И много где еще. Не многие дирижеры любят этот концерт. Он сложный. Технически».

Мацуев называет 2-й Чайковского один из своих любимых концертов. Играет его в разных странах, преодолевая инертность импресарио, ему удалось убедить и консервативных японцев, признающих только1-й, послушать 2-й, и даже в балетной версии этот концерт представлял. И это при том, что концерт доставляет ему самому массу технических неудобств. Он весьма коряв, даже антипианистичен, но музыка гениальная, говорит Мацуев.

Возможно, кому-то программа первого отделения показалась не столь интересной, как самим исполнителям, и они были вознаграждены во втором исполнением 5 симфонии Бетховена. После мировых войн ХХ века мы воспринимаем эту музыку иначе, чем современники Бетховена, говорит Пааво Ярве. А на исполнительскую традицию очень повлиял Вагнер, с его тяжеловесным немецким романтизмом.

«Мы слушаем это через фильтр Вагнера, – говорит Пааво Ярви. – Самый знаменитый в истории музыки пароль «та-та-та там». Я молодой слышал «ям-па-па пам». Стучит судьба. Ничего подобного. Я-па-па пам».

По мнению Паавл Ярви каждое поколение людей будет для себя заново открывать этот симфонический хит. Потому что ноты те же, а мир вокруг меняется. И появятся дирижеры, которые зная назубок это сочинение, подобно Пааво Ярве будут говорить

«Мы ничего про эту симфонию не знаем», – говорит Ярви.

Читайте также: 

Денис Мацуев выступит с новой программой в Большом зале Московской консерватории