19.04.2004 | 18:20

"Рондо" - спектакль Александра Збруева и Игоря Иванова

Аутсайдеры или неудачники. С сороковых годов прошлого столетия эта тема стала главной для молодежной субкультуры. Одним из тех, кто пытался ее осмыслить, был английский драматург Джон Осборн. Его первая пьеса - "Оглянись во гневе" - принесла Осборну не только литературную славу, но и признание целого поколения. Это произведение легло в основу спектакля под названием "Рондо". Его, вместе со студентами ГИТИСа, поставили Александр Збруев и Игорь Иванов.

Фрагмент спектакля

Если вы не способны примириться с мыслью о сотрясении своих прекрасных и чистых душ, тогда вам лучше отказаться от мысли жить как люди и сделаться святыми!

Сотрясение – главное слово. Оно из того поколения пятидесятых, которое в Америке называлось "разбитым" или битниками, а в Англии – поколением сердитых молодых людей. Джон Джеймс Осборн был одним из них, а его пьеса "Оглянись во гневе" стала таким же манифестом, как и для шестидесятников – "Над пропастью во ржи" Селинджера.

Игорь Иванов, режиссер: "Для меня это сейчас пьеса о потерянных, о неудачниках, о потерянных людях, которые не состоялись в жизни".

Фрагмент спектакля
Нету ни веры, ни убеждений, ни малейшего душевного подъема. Нет. Но ведь молодость-то проходит, вы это понимаете?

Александр Космынин, актер: "В данном случае это трагедия всего поколения и того времени, о котором идет речь. В большей степени эти люди – неудачники, потому что…ну потому что они неудачники".

Оглянись во гневе – это библейское, а потом уже осборновское означает вовсе не приказ или предостережение, а скорее призыв. Эта пьеса о молодых и для них – поэтому студенты третьего курса ГИТИСа под руководством Александра Збруева отлично справляются с грузом проблем полувековой давности. Впрочем, время действия не имеет особого значения – от поколения героев Осборна до современного поколения Икс Коупленда не так уж далеко.

Александр Космынин, актер: "Его все оставляют, и он один, ему незачем жить, не ради кого-то, ему ничего не нужно".

Фрагмент спектакля

Одна надежда, что узнаешь когда-нибудь, знаешь, вот если что-нибудь тебя как следует встряхнуло…