23.01.2012 | 14:22

Сто лет назад родился Борис Покровский

«Кто говорит, что опера непопулярна, просто не умеет ее ставить» - так горячо и резко вступался за свой любимый жанр великий режиссер Борис Покровский. Уж он-то умел ставить оперу – чему доказательство более 180 блестящих оперных спектаклей. Он нарушал каноны, отметал условности, накопившиеся за века, освобождал живую природу оперного искусства. Но воля автора – композитора для Покровского оставалась священной. Мог прикрикнуть, мог связать исполнителю руки – буквально, чтобы не размахивал ими во время спектакля. Но звезды оперной сцены вспоминают о нем с восторгом. Сегодня исполняется сто лет со дня рождения одного из самых ярких реформаторов театра. Рассказывают «Новости культуры».

Это было пять лет назад. Борису Покровскому - 95. Его поздравляли, ему желали здоровья - он почти уже ничего не видел, но твердо верил, что его лекарство – это репетиции, а опера спасет мир.

В ГИТИС – после работы на химзаводе - будущий режиссер попал, что называется, на ура, Юрий Завадский сказал: «Этого надо брать без конкурса». Учились вместе с Георгием Товстоноговым. В Большой театр Борис Покровский пришел в годы войны. Начал работать над «Евгением Онегиным» и сразу - с Козловским и Лемешевым! Сразу же за Покровским закрепилась слава режиссера, воспитывающего не певцов, а артистов, и четко знающего, что ему нужно.

«Он же кричал не от того, что он ругался. Он не ругался. Заводился сам, чтобы не терять время, не останавливать, не объяснять: "Извините, пожалуйста. Сделайте так, если Вам не трудно". А он вел артиста, как за шкирку, тащил: "Посмотри направо, посмотри, какая женщина стоит перед тобой. Болван, ты, мужик или не мужик!"», - вспоминает народная артистка СССР Галина Вишневская.

Галина Вишневская – козырная карта Большого. Так говорил о ней режиссер. Своим принятием в труппу она считает себя обязанной Покровскому. Он тогда собирался ставить оперу Бетховена «Фиделио», и ему необходима была Леонора – с хорошим голосом и хорошей фигурой, чтобы он смог надеть на нее мужской костюм, и это было бы красиво. На сцене Большого Покровский поставил четыре десятка спектаклей. Некоторыми гордился: например, «Войной и миром» Прокофьева. Некоторых стыдился. В 51 году, вместе с дирижером Кириллом Кондрашиным, они поставили оперную агитку «От всего сердца» в честь товарища Сталина. Однако тот ее не оценил, ушел после первого же действия, сказав: «Скучно» и спросив, «Когда будет "Пиковая дама"»? Борис Александрович потом со смехом вспоминал этот эпизод, говоря о том, что это был урок на всю жизнь. А Иосиф Сталин, в свою очередь, ради оперной классики и Бориса Покровского готов был поступиться своими принципами.

«Когда ему подхалимы говорили: "Вот, не можем завлечь Бориса Александровича в партию", он говорил: "Ну что же, будет осуществлять связь между беспартийными и партийными"», - рассказывает вдова Бориса Покровского, народная артистка РСФСР Ирина Масленникова.

Покровского считали новатором. Сам себя он называл консерватором. Говорил, что задача режиссера – вырастить посеянную композитором траву, а не засорять ее сорняками – то есть своими трактовками.

«Он был новатором и не любил новаторов. В этом Борис Александрович Покровский. Он – человек-парадокс. Непонятно: шутит он или серьезно говорит», - считает внук Бориса Покровского, заслуженный артист РФ Михаил Ефремов.

Когда Борис Покровский подал заявление об увольнении из Большого театра, тоже было непонятно: шутит он или нет. Оказалось, что нет. Всю свою силу и энергию он теперь отдавал другому театру - Камерному Музыкальному.

В Камерном театре Борис Покровский чувствовал себя свободнее, здесь он мог искать новые формы, не боясь ошибаться. Одной из первых постановок стал «Нос» Дмитрия Шостаковича.

О своих поисках, о жизни, которую он прожил, как он считал за нескольких человек, – столько было событий - Борис Покровский писал книги. Сомневался. «В сомнениях был не прав», - считает Сергей Юрский, прочитавший к юбилейному вечеру в честь мастера все.

«Тексты, которые он написал, и оставлены им: в трех книгах и во множестве интервью. Я имею честь в этом вечере зачитывать и комментировать эти тексты», - отметил народный артист РСФСР Сергей Юрский.

К столетию со дня рождения Бориса Покровского в его Камерном Музыкальном театре подготовили концерт, в котором – фрагменты из спектаклей, поставленных режиссером в разные годы.

«Конечно, это авторский театр, режиссерский. И он, может быть, пока мы это помним. Потом это будет, наверное, другой театр. Конечно, жизнь изменяется. Но хотелось бы нам остановить это мгновение и почувствовать его дух здесь», - признается солист Камерного музыкального театра им. Б.А. Покровского, народный артист России Алексей Мочалов.

А пока, останавливая мгновение, к юбилею Бориса Покровского в театре открыли мемориальный кабинет. Здесь - печатная машинка, партитуры с многоцветными пометками режиссера. Тут же награды мастера. О том, сколько их, знали немногие. Но все знали, что Борис Покровский обожал детей из Студии, созданной при театре. Он видел в них будущее оперы. И какой радостью светились его глаза пять лет назад, когда его поздравляли дети.

«Это – основа, вот это театр. А если они сделаются старухами и стариками, придут другие, точно такие же, и театр будет существовать», - говорил Покровский.

И будет существовать опера, которая может сделать людей – оставь их на три дня только с ней – добрее, умнее, мудрее, веселее. В это Борис Покровский всегда верил.

Читайте также: 100-летию со дня рождения Бориса Покровского посвящается гала-концерт в Москве

100 лет со дня рождения Бориса Покровского