21.04.2004 | 19:43

Два месяца назад ушел из жизни Сергей Аверинцев

Его имя символизирует целую эпоху в развитии русской духовной мысли. Страстный просветитель, блистательный переводчик, проницательный философ, скромный искренний человек.

В 70-е годы на его лекциях по византийской эстетике аудитории МГУ трещали по швам. Он открыл читающей публике запрещенные имена отца Флоренского, Булгакова, Вячеслава Иванова. Последние годы жил и работал в Вене, но по-прежнему каждая его лекция на родине становилась событием. И те, кому посчастливилось слушать его, полагают, что уход Аверинцева – невосполнимая потеря для русской культуры. Отпевали Сергея Сергеевича в Храме Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке. Согласно завещанию ученого, его прах будет захоронен в Москве на Даниловском кладбище.

Отец Георгий (Чистяков): "Сегодня, это неудивительно, всех отпевают, но ведь Сергей Сергеевич бесстрашно ходил в церковь и тогда, когда для сотрудника академического института это было абсолютно исключено".

Робкий, застенчивый, классический интеллигент, он никогда ничего не боялся. Не боялся совершать церковные таинства, открыто говорить о вере студентам в переполненных аудиториях, публиковать книги о христианстве. Скорее поэт, чем трибун, производил неизгладимое впечатление на слушателей.

Игорь Чичуров, зав. кафедрой древних языков истфака МГУ: "Он умел и молодых, и взрослых зажечь своим вдохновенным словом".

Ольга Раевская, главный ученый секретарь Ученого совета МГУ: "Это то, что можно назвать сокровенным знанием, откровением. Без каких-то терминов, особых ораторских приемов, так как и должно звучать сокровенное знание".

Отец Георгий (Чистяков): "Сергей Сергеевич -ученый, христианин и человек – его разделить нельзя".

Когда-то давно Сергей Аверинцев сказал в адрес другого титана русской мысли Алексея Лосева: "Время не любит тех, кто ему поддакивает. Время выбирает иных собеседников". Теперь можно сказать, что и сам Аверинцев был среди избранных.

Ольга Раевская, главный ученый секретарь Ученого совета МГУ: "Нам остается только пожалеть о том, что мы не слышим, о чем Сергей Сергеевич разговаривает со временем".