26.04.2004 | 15:27

"Таганке - 40" - выставка в доме-музее Ермоловой

Марафон торжеств и событий, официальных и кулуарных, посвященный 40-летию Таганки, прошел свой пик. Главная интрига - премьера по поэзии ОБЭРИУТов "Идите и остановите прогресс" состоялась. Однако до финиша еще далеко. Очередной этап – выставка костюмов, эскизов, бутафории, организованная совместными усилиями музея Бахрушина и самого театра. Первыми ее посетителями стали сами актеры. А называется она, как нетрудно догадаться, "Таганке - 40".

Момент межвременья. Три комнаты: красная, черная, белая, замершие в ожидании … Словно мгновение перед выходом на сцену. Когда в одной точке пространства, в одну секунду вдруг сходится все, разделенное годами. Их четыре десятка. Между днем сегодняшним и этой красной комнатой. Самым началом. Когда начинались "Десять дней, которые потрясли мир" и печаталась эта афиша. Первая, от которой и пошел знаменитый триколор театра: красное, черное, белое. Шифр, по которому узнают Таганку.

Белое – это сцена. Это свет рампы. Это пространство свободы, дыхания. Костюмы Высоцкого, Золотухина, Демидовой. Самое первое платье Маргариты, когда-то сиреневое, в котором летала Нина Шацкая, а потом и Анастасия Колпикова.

Анастасия Колпикова актриса театра: "Юрий Петрович любит, чтобы актеры даже в новых спектаклях играли в обыгранных костюмах из хранилищ, потому что костюм всегда несет особую энергию".

Черная комната – то, что за сценой. "Черный ящик" для зрителя. Зеркало из гримерки Высоцкого, его куртка, парик. Старые афиши. Вещицы и мелочи, которые называют легковесным словом бутафория. Жженой пробкой до сих пор гримируются на Таганке. Декорации и костюмы кочуют из спектакля в спектакль. А вместе с ними и заряд, и импульс Таганки.

Александр Рубцов, автор концепции выставки: "Хотели взять знаменитый занавес из Гамлета. Не смогли. Он используется".

Знаменитый фонтан из "Бориса Годунова", замершие часы. В любой момент их заведут, и они вновь пойдут. Музейная стать и покой – не для Таганки. То, что хоть раз попадало на ее сцену, оказывалось на ступенях этой аллегорической лестницы – то ли мейерхольдовской, то ли эйзенштейновской. И было помечено. Одним из трех цветов. Красным, черным или белым. Цветами Таганки.

Читайте также: История легендарной Таганки: к сорокалетию театра

Театр на Таганке готовится к юбилею