30.04.2004 | 17:17

Спектакль "Дядя Ваня". На прогоне побывали наши корреспонденты

В этом году на фестивале "Черешневый лес" - особенно богатый урожай театральных премьер. В мае ожидается сразу три чеховских постановки – "Чайка", "Дядя Ваня" и "Вишневый сад". Спектакль "Дядя Ваня" театра Олега Табакова будут играть на сцене МХАТа имени Чехова – сценограф Олег Шейнцис построил огромную декорацию из живого дерева, которая наверняка бы не уместилась на маленькой сцене Табакерки. В спектакле заняты актеры обеих трупп – Табакерку представляет Марина Зудина и Сергей Беляев, МХАТ – Борис Плотников и Дмитрий Назаров. Худрук обоих театров одно время сам хотел ставить "Дядю Ваню", однако потом решил передать постановку одному из самых популярных молодых режиссеров Миндаугасу Карбаускису.

Сейчас в театре идут генеральные репетиции, и уже понятно, что новый "Дядя Ваня" будет спектаклем классическим по сути, но с большим вкладом режиссерского новаторства.

Окна, окна, которые чаще закрывают, чем распахивают, через которые перешагивают в порыве чувств, а то и вскакивают на подоконник. Окна во внутренний мир человека – который благодаря Чехову и всем, кто умеет работать с его пьесами, оказывается доступным для познания. Идея "Дяди Вани" в наше время – идея, так сказать, очищения от шлаков, от всего лишнего, что десятилетиями откладывалось на днище этого корабля, населенного нервными, рефлексирующими и такими понятными нам людьми. Так поставлено, так играют – что они понятны, и потому так увлекательно следить за перипетиями бурной усадебной жизни.

Олег Табаков, художественный руководитель МХАТа имени Чехова: "Первочувство, первоотношение – у меня небольшие куски, и я потом заглядываю на сцену – как они играют".

Напрашивается что-то типа "женщины женственны, а мужчины мужественны", и, добавим, характерные образы полны характерности в этом оригинальном актерском распределении. Марина Зудина в центре невероятного мужского треугольника - Плотников, Назаров, Табаков -выглядит не только на редкость органичной, но выходит на ту ступень искренности, которая трудно достижима в чеховских пьесах.

Минус на минус дает плюс – современный до экстравагантности Карбаускис в 2004 году ставит Чехова, каким его хотели бы видеть на сцене, и уж точно чувствовали в душе отцы-основатели психологической школы. Выразительный – спасибо Шейнцису – по форме, эмоциональный - благодаря актерам – по наполнению, и с некоторой долей иронии – это уже от Карбаускиса.

Читайте также: В Табакерке репетируют "Дядю Ваню" Миндаугаса Карбаускиса