23.01.2012 | 19:46

Приручить дракона

Мир празднует наступление Нового года по восточному календарю. Дракон принадлежит к числу тех символов, в трактовке которых Запад и Восток никогда не смогут сойтись. Впрочем, нет ни Востока, ни Запада, когда речь идет о вечной надежде человека на счастье. «Новости культуры» выяснили: если к дракону подойти «по-человечески», он ответит благодарностью. 

Дракон из русского фольклора – Горыныч, Тугарин Змей – враг, похититель женщин. Впрочем, его описания не столько страх вызывают, сколько смех.

«Голова, как бочка пива. Глаза, как блюдца. Руки, как грабли. Когда он летает, у него крылья бумажные», – замечает фольклорист Никита Петров.

На фоне такого нелепого врага герой выходит молодцеватей и краше. Драконоборцу без дракона никуда и в христианских легендах европейского Средневековья. Только в часословах и трактатах дракон, в отличие от русских сказок, не столько смешной, сколько прекрасный.

«Как на картине нужен черный цвет, черная краска, так в красоте мира нужен оттенок зла. Поэтому дракона часто изображают великолепным, раскрашенным в немыслимые краски», – поясняет филолог Александр Махов.

Архангел Михаил на немецкой гравюре угрожает дракону ключом от бездны. На барельефе храма Сан-Микеле в Паве Михаил уже без ключа, без копья, попирает дракона стопами. Святой Георгий пользуется копьем. Святым Маргарите и Марфе достаточно экзорцистского жеста.

«Даже не крест, ей достаточно указательный палец с безымянным показать, и дракону уже нехорошо. Мы видим, как она над ним доминирует», – говорит филолог Александр Махов.

Женщины-драконоборицы не кровожадны. Им главное не убить дракона, а обуздать, накинуть веревку на чешуйчатую шею. В Средневековой Европе дракон – символ дьявола. Он пожирает грешников с головы, отравляет источники, подстерегает неразумных юношей, вкушающих мед с дерева жизни, и дев, что карабкаются по лестнице в небеса. От змея он отличается хохолком и способностью летать. Ничего общего с китайским драконом.

Игорь Лабунец со своей помощницей Катей – из театра культуры Востока «Мадхура». Сейчас они нарасхват. Веселый танцующий дракон в современной Москве так востребован, что сразу ясно: здесь вам не Древняя Русь и не Средневековая Европа. Здесь популярна этника и есть интерес к традициям Китая. А там дракона, вне зависимости от года, почитают и специальным коллективным танцем, и гонками на драконьих лодках, да и не только.

«В суперсовременном городе Гонконге небоскребы проектируют так, чтобы была щель, через которую спустившийся с гор дракон сможет пробраться к воде», – подчеркивает научный сотрудник Музея Востока Лариса Кузьменко.

Дракон не зря один из самых распространенных мотивов в искусстве Китая. Он соединяет небо и землю, поэтому воплощает гармонию. Его изображение равноценно пожеланию равновесия в семье, государстве и во всей Вселенной.

«Это очень популярный мотив: два дракона, которые играют пламенеющей небесной жемчужиной. Напряжение, активность всех космических сил, в силу чего и происходит хороший урожай и благоденствие в государстве», – поясняет Лариса Кузьменко.

Поэтому дракон – символ власти – знак императора. Изображения дракона встречаются на форменной одежде государственных чиновников. Количество когтей говорит о ранге. При повышении четырехкоготному дракону вышивали дополнительный – пятый – коготь. Наконец, дракон символизирует один из двенадцати годов в китайском гороскопе. 2012 по этому гороскопу – Год Дракона цвета сюань, который только непосвященным кажется черным.

«Цвет получается в результате ритуального окрашивания. Ткань погружают несколько раз в чан с красной краской, потом в чан с черной. Конечно же, красный закрашивается. Но ритуал соблюден, и все знают, что под черным прячется алый – цвет огня, цвет тепла», – заверяет Лариса Кузьменко.

Это значит, что есть надежда: за зимой холодной всегда приходит весна. Где бы вы ни жили, в какого бы дракона не верили.

Читайте также:
В Китае наступил Год Дракона