25.05.2004 | 17:56

Булат Окуджава глазами Сергея Юрского

Раз в год, в день рождения Булата Окуджавы, его друзья собирались в зале театра "Школа современной пьесы", чтобы слушать, петь и вспоминать. В этом году все вышло немного иначе. Восьмидесятилетие Булата Шалвовича стало поводом для многодневного фестиваля. Хотя, "фестиваль" - слово слишком формальное.

Это те же дружеские посиделки, только друзья в этом году собрались в таком количестве, что праздничный вечер вылился в две с лишним недели. В минувший понедельник очередь вслух вспоминать о друге перешла к Сергею Юрскому.

"Ах, Надя, Наденька, мне б за двугривенный в любую сторону твоей души". Удивляли эти слова. Эти рифмы, состоящие из простых слов. Его голос, звучавший тихо и проникновенно, был откровением для поколения шестидесятников, к которому относится и сам Юрский. Они встречались. Первая встреча – в большой московской квартире, сразу ставшей тесной от множества гостей.

Сергей Юрский: "Было довольно темно в комнате, в углу сидел человек, который пел эти самые песни".

Было красное вино на столе, и была песня про виноградную косточку, которую пел негромкий, словно надтреснутый голос. "А кто это?" - "Окуджава". Другая встреча - в Прибалтике, на Гауе, где отдыхал Булат Шавлович.

Сергей Юрский: "Эта всегда чуть преувеличенная сутулость и нежелание говорить. "Я побуду здесь, и вы побудьте здесь. Действуйте, будьте свободны. Ну не требуйте от меня ничего". Это был Булат".

Булат Окуджава глазами Сергея Юрского.