28.05.2004 | 20:45

Камейное искусство Петра Зальцмана: наш материал из Лондона

Камейное искусство, некогда модное, а теперь подзабытое, в давние времена считалось придворным – позволить себе покупку резной раковины могли только титулованные и состоятельные особы. Говорят, никто так не любил изящные камеи, как императрица Екатерина Великая. В ее коллекции было около 10 тысяч экземпляров. Даже в путешествия Екатерина брала с собой корзинку с камеями. Теперь предметы из имперского собрания – в коллекции Эрмитажа. Там в 72-м году их увидел молодой ленинградский архитектор Петр Зальцман – и не устоял. С тех пор Зальцман увлеченно режет по раковинам и создает истинные произведения искусства. Работы художника – в собрании Эрмитажа, коллекции Лувра и в Гданьской национальной галерее. Пятнадцать лет назад Зальцман перебрался в Лондон. У него в гостях побывал наш корреспондент.

При входе в дом Петра Зальцмана, русского художника и почетного гражданина города Лондона, стоят удивительные часы, одна из последних работ мастера. Как символ российско-британской дружбы – с одной стороны – Собор Василия Блаженного, с другой – Биг Бен.

Петр Зальцман, художник: "Вот я сейчас делаю камею, и видно, чтобы сделать одну линию в один см длинной и 1 мм глубиной, нужно 120 движений".

Петр Зальцман делает камеи. В конце восьмидесятых в Советском Союзе ему уже было собирались давать "заслуженного художника", но тут случилась его выставка в Лондоне.

Петр Зальцман, художник: "Я не успел повесить половину работ, как они были проданы".

Потом была еще выставка, потом Зальцмана пригласили преподавать камнерезное искусство в одну из лондонских школ. Британская столица напоминает художнику родной Петербург, так что за последние 15 лет по родине он не скучал ни разу.

Петр Зальцман, художник: "Здесь искусство распределено по национальному признаку. Что бы я ни делал, я есть и буду русским художником. Не только для них, прежде, для самого себя... У меня, как у Биттлз, нет конкурентов. Если в Италии до сих пор не верят, что я не подкрашиваю свои камеи. Раковина материал природный, существует совершенно естественные наросты, и я пытаюсь приладить композицию, чтобы здесь вышел локоть…"

Виды Петербурга и Петергофа и Вестминстерское аббатство с Букингемским дворцом, Петр Первый и принц Чарльз, Гоголь и Вольтер, Мейерхольд и Дали, Бетховен и Ростропович, портрет Джона Мейджора и все шесть жен Генриха VIII. Таковы любимые темы Зальцмана – памятники архитектуры и исторические личности.

Петр Зальцман, художник: "Я сделал за свою жизнь 4 или 5 заказов, в остальном делал то, что мне хочется делать. Делал заказы в России, да, когда надо было украшения для женщин, но больше всего меня раздражало, когда заказывали сережки, чтобы повторить две одинаковые".

Художественный принцип Зальцмана – берешь раковину, удаляешь все лишнее. И так каждый день, с девяти до девяти. Методично, без отговорок, вроде "жду вдохновения". Камею может делать и год, и два. Продаст одну – и безбедно продолжает творить как минимум полгода.