09.06.2004 | 17:28

Удивительный роман "Белое на черном" поставили во МХАТе

"Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, - все. Ты обречен, быть героем до конца своих дней. Или сдохнуть". Эти строки из романа "Белое на черном" облетели весь мир. Их автор Рубен Давид Гонсалес Гальего. Автобиография, напечатанная одним действующим пальцем, была отмечена российским Букером. История его жизни потрясла всех. Сейчас он женат, живет в Мадриде, у него есть дети. Он нашел свою мать. И его роман "Белое на черном" поставили на Новой сцене МХАТа. На каждом спектакле будет стоять корзина для пожертвований.

Камергерский вполне символизирует Москву сегодняшнюю. Где буржуазный шум ресторанов заглушает гармошка мальчишки – голодранца. Москву, жестокую, которую так не любит Рубен Давид Гонсалес Гальего.

Когда Рубену Гальего дали русского Букера, газетные заголовки затрубили о сенсации - Достоевский оказался русским, Букер выбрал мужество. Сейчас его "Белое на черном" ставят во МХАТе. И даже Станиславский вряд ли смог бы сказать: не верю.

Не поверить в это нельзя. Он писал про себя и о себе. Реальная история, которую уместнее было бы увидеть, например, в театре.doc. Но так неожиданно во МХАТе.

Один рассказчик сменяет другого. Выбранная форма повествования – наверное, действительно самая верная. Рассказать все без театральной фальши.

Марина Брусникина, режиссер: "Настолько сильно написана книга, что кажется достаточно прочитать ее, и что надо сделать, чтобы она заполнилась чем-то".

Два часа будут реветь зрители, без слез мало кто сможет посмотреть этот спектакль. Хотя, как у автора, так и в спектакле есть смешные моменты, просто смеяться почему-то неловко.

Это мы делим мир на белое и черное, желая, во что бы то ни стало, чтобы белая полоса никогда не кончалась. Рубен Давид Гонсалес Гальего предпочитает черные полосы. Ведь белое – это цвет больничных стен, бинтов, простыней и халатов.