21.07.2004 | 10:00

Рай в "Новом Манеже"

В "Новом Манеже", открывается выставка "Рай/Paradise". Идея Рая, земного и небесного, продолжает волновать художников.

После международного кураторского семинара, прошедшего в ГЦСИ прошлой весной, большие и малые выставки состоялись в Санкт-Петербурге ("Райский сад"), Берлине ("Paradise"), Новосибирске, Мюнхене, Москве. Теперь, в "Новом Манеже" "Рай/Paradise" будет экспонирован в неслучайном соседстве с выставкой "На курорт! Искусство России сегодня".

Вход на выставку выглядит очень серьезно: зритель вынужден пройти по фотографической аллее и оказаться перед воротами Бухенвальда. На закрытых воротах читается узнаваемая надпись: "Каждому свое" ("Jedem das Seine") (инсталляция группы "ДА" - Татьяна Добер, Александр Алексеев). Контекст Paradise заставляет забыть идеологические и исторические проблемы и противостояния, переводит суждение авторов в пространство личного выбора, обсуждения персональных, этических и эстетических проблем.

Впрочем, земля и небо по-прежнему остаются важными координатами. Огромное "Небо" из Тольятти перекрывает часть небосвода, видимого сквозь стеклянную крышу зала (Татьяна Чирикова, Татьяна Минсафина, Елена Шлиенкова; совсем по-другому эта работа выглядела в глубинах бункера под Александерплац в Берлине). Семиметровое "Крыло" Татьяны Баданиной продолжает "ткань неба".

На "земле" царствует живопись: "рельефы" Екатерины Корниловой, множество лепных львиных морд, напряженно прорывающихся сквозь стены, Владимира Брайнина, маленькие натюрморты Александра Лифшица, кристаллизующие образы детства, или божественная картина родов и натюрморт с кастрюлей, которые Ирина Затуловская складывает в формулу "Рай - это запах"... Инсталляция Германа Виноградова, наоборот, насыщена звуками.

Лоскуты ткани, нити, документальные фотографии и аудиозаписи сплетаются в людей/персонажей, несомненно, реальных, но вышедших на сцену жизни уже из небытия (инсталляция "Воскрешение умерших отцов" Леонида Тишкова). Гор Чахал в мультимедийной инсталляции "Солнце Правды, Добра и Красоты" показывает, с одной стороны, бесконечность жертвы - все существующее вырастает из праха предшествующего. С другой стороны, вечные ценности христианства утверждаются в множественном повторении начертания слова "Бог"...

Эфемерность рая как эфемерность бытия, сомнение в реальности, как ни странно, определяют содержание произведений ряда молодых художников. Игрушечный мишка Ростана Тавасиева лежит на "облаке - хирургическом столе" и, вероятно, считает, что слепящая его галогеновая лампочка - это "горний свет".

Выставка проходит в рамках Московского Международного форума художественных инициатив 2004.