28.07.2004 | 10:00

Ретроспективная выставка Анатолия Журавлева

Сегодня в в выставочных залах музея "Московский Дом фотографии" открывается ретроспективная выставка Анатолия Журавлева.

Анатолий Журавлев заявил о себе как яркий персонаж бурлящей московской арт-сцены конца 80-х своим знаменитым перформансом, когда он добровольно заточил себя вместе с телевизором в надутую воздухом полиэтиленовую трубу. Таким образом, Журавлев уже в 1988 году обозначил основные векторы своей эстетики: интерес к миру массовых коммуникаций и исследование вопросов рецепции действительности, данной нам не в непосредственном ощущении, а в бесконечном разнообразии опосредованных форм: от прозрачной пленки, разграничивающей субъект восприятия и реальность, до старинных фотографий, восприятие которых зависит, прежде всего, от наслоений культурной памяти.

В начале 90-х годов Журавлев создает серию фотопортретов античных героев, созданных на основе суперпозиции диапозитивов с портретами разных персонажей. Образ, возникающий в результате, оказывается новой гиперреальностью, более соответствующей нашему восприятию истории, дистанцированной не только физическим фактором времени, но и теми культурными, историческими и социальными мифами, сквозь призму которых мы воспринимаем историю.

"Историю напишет тот, кто родится последним" - это строка из поэмы "Полтава" Алексея Парщикова могла бы стать эпиграфом к серии "Невозможных фотографий" Анатолия Журавлева: "Египет в конце XVIII века, фотография 1992 года", "Рим во время императора Константина, фотография 1996 года", "Бразилия начала XIX века, фотография 1995 года". Эти работы созданы на основе старинных гравюр, выполненных в эпоху, когда фотографии еще не существовало. Между тем, разными техниками пересъемки и тончайшей обработкой на компьютере художник добивается эффекта фотодокументальности, ставя под сомнение само наличие понятия "объективного свидетельства".

Подобный прием он использует в серии "Апостолы", создавая фотографические портреты на основании средневековых деревянных скульптур. В этой серии, как и в серии "Невозможные фотографии", Журавлев продолжает демифологизировать представление о фотографии, как о документальном свидетельстве.

Позднее, с помощью фотографии, художник исследует и десакрализирует наше представление о существовании, значении и назначении живописи как таковой. Анатолий Журавлев, продемонстрировав условность наших представлений об истории искусстве, в том числе, искусстве живописи и фотографии, в последнее время занимается анализом трансформации наших представлений о реальности в эпоху массовых коммуникаций. Концептуальная артикулированность работ Анатолия Журавлева в сочетании с изящной и элегантной пластикой его произведений дает нам возможность говорить о творчестве этого художника как о серьезном явлении в развитии современного российского и европейского искусства.