16.08.2004 | 19:05

Первый августовский салон в МОСХе

Все привыкли сегодня к тому, что салонами называют все, что ни попадя. Это слово, наверное, одно из самых распространенных на городских улицах. Встречается все: от салона-красоты, до салона люстр и стройматериалов. А между тем, ведь это наиболее традиционная форма показа искусства. Вернуть первичный смысл слову "салон" решили в Московском союзе художников. Здесь открылся Первый Августовский российско-французский салон. Зарубежную часть экспозиции – ассоциацию французских художников Вьен представляет Жаклин Борзекс. Салон в Старосадском переулке демонстрирует хороший вкус.

Cherchez la femme, советуют изобретатели салонов. Жаклин Борзекс на "Августовском салоне № 1" найти труда не составит. Среди 7 участников всего 2 женщины и одна иностранка. Бубнов, Валенцов, Глуховы – маленькой такой кампании для начала достаточно.

Витольд Явшиц, художник: "Французы будут поддерживать, если мы соизволим, традицию старую, т.е. ее восстановим, потому что салоны предполагают участие не только российских, но и зарубежных художников, в большой степени именно французских".

Тяга мадам Бозекс к фигуративному искусству привела ее в итоге к открытию новой техники - "отпечатку лепки", отдающей пастозной живописью. Объемные мазки – как прутья клетки для времени. Она работает с холстом как с камнем, чтобы хранил для потомков дух нашей эпохи. А ее цикл "Молитва" можно вообще назвать высочайшим творением духа. Безликие фигуры, предстоящие пред Лицом Всевышнего.

Валентин Саратов, художник: "Да нет, я думаю, француженка рядом со мной, по-моему, мы где-то друг друга дополняем".

Еще один гость Салона № 1 – член областного Союза Художников. Прекрасный пейзажист - с цветом обращается со смелостью и уверенностью Куинджи. Правда, здесь он представил свои декоративные работы, выполненные по собственному ноу-хау и действительно, чем-то дополняющие живопись Борзекс.

Валентин Саратов, художник: "Сначала цветовую подкладку рисую, потом графику… линейную, потом расплавленным воском заливаю плоскость, потом бритвой …"

Если первый блин окажется блином, то вскоре работы наших живописцев увидят во Франции. Салоны вновь станут салонами, а сильных мастеров искать будет не надо.