26.01.2012 | 11:18

В столице представили ретроспективную выставку фотографий Ляли Кузнецовой

Она фотографирует то, что видит. Фотохудожница Ляля Кузнецова раскрывает в своих работах скрытую силу ранимых людей и жизнь «на обочине». Она удостоилась целого ряда престижных наград, ее персональные выставки проходили в знаменитых музеях и галереях Европы и Америки. Теперь галерея «Дом Нащокина» представляет ретроспективную выставку фотографий Ляли Кузнецовой. Рассказывают «Новости культуры».

Ляля Кузнецова родилась в татарской семье, в маленьком городке Уральск. В детстве она всегда с любопытством наблюдала за цыганами, которые жили неподалеку - слушала их песни под гитару, смотрела на зажигательные танцы у костра и красочные повозки, уходящие куда-то вдаль. И когда Ляля Кузнецова взяла в руки фотоаппарат, она ни на минуту не сомневалась в том, какими будут ее снимки.

Сама Ляля Кузнецова признается, что фотография – это отчасти автопортрет. Освоив фототехнику в совершенстве, она отправилась в путешествие, искать кадры созвучные ее сердцу. Так на снимках стали появляться люди, которые при любых обстоятельствах идут к горизонту.

Вольную цыганскую жизнь фотохудожница начала снимать в конце 60-х. Однажды она ехала на машине по уральским степям, и ей на пути встретился цыганский табор. В какой-то момент Ляля Кузнецова поняла – она нашла то, что искала.

«И она пошла к цыганам, а пойти к цыганам и снимать цыган – это совсем не просто, – рассказывает директор галереи «Дом Нащокина» Наталья Рюрикова. – Это не то, что ты пришел и сказал: «Я хочу вас фотографировать». Это нужно вжиться, чтобы тебя полюбили, чтобы тебя узнали, чтобы ты стал им своим».

Очень быстро цыгане впустили ее в свой мир. Она фотографировала женщин и мужчин, сидящих на земле, играющих детей, матерей с младенцами – этот цикл работ подобен роману, где каждый снимок занимает особое место в повествовании. Со временем, фотографии Ляли Кузнецовой переносят нас от цыган, живущих в степи, к поселениям за пределами больших городов, где ее тоже приняли, как свою.

«Ее пригласили, это была Пасха, а Пасха – это такой большой, хороший праздник у цыган, – рассказывает Наталья Рюрикова. – И она приехала на Пасху и вот этот человек, изображенный на этой фотографии, достал павлина – это был подарок такой – этот павлин был темой всего праздника».

Многие фотографии на этой выставке повествуют о цыганской свадьбе. Но, несмотря на радость и торжественность этого события, в снимках присутствуют нотки печали и тревоги, что раскрывает настроение фотографа. Сама Кузнецова считает, что фотография невозможна без чудесного соединение увиденного и того, что происходит внутри себя.